The Bells

Звон

Edgar Allan Poe


Эдгар Аллан По

В переводе Фёдорова Василия Павловича

Edgar Allan Poe – Эдгар Аллан По
19 января 1809 года – 7 октября 1849 года

The Bells (1849) Звон

I
Hear the sledges with the bells –
Silver bells!
What a world of merriment their melody foretells!
How they tinkle, tinkle, tinkle,
In their icy air of night!
While the stars, that oversprinkle
All the heavens, seem to twinkle
With a crystalline delight;
Keeping time, time, time,
In a sort of Runic rhyme,
To the tintinnabulation that so musically wells
From the bells, bells, bells, bells,
Bells, bells, bells –
From the jingling and the tinkling of the bells.

               1.

 Слушай – санки… бубенцы…
     Бубенцы!
 Это – радость, серебринки,
     Пролетят во все концы!
 Звон за звоном, словно гроздья,
 По морозу в ночь и в тень.
 И мигающие звезды,
 Ярко брызнув в мерзлый воздух,
 Динь-динь-динь и День-день-день –
     И раздольно и гульливо
     По руническим мотивам 
Ручейками разливаясь, торопясь во все концы –
     Бубенцы!
     Запевают бубенцы –
 Пролетают и играют бубенцы.

II
Hear the mellow wedding bells,
Golden bells!
What a world of happiness their harmony foretells!
Through the balmy air of night
How they ring out their delight!
From the molten golden - notes,
And all in tune,
What a liquid ditty floats
To the turtle - dove that listens, while she gloats
On the moon!
Oh, from out the sounding cells,
What a gush of euphony voluminously wells!
How it swells!
How it dwells
On the future! how it tells
Of the rapture that impels
To the swinging and the ringing
Of the bells, bells, bells,
Of the bells, bells, bells, bells,
Bells, bells, bells –
To the rhyming and the chiming of the bells!

               2.

 Слушай – сладостный, зеркальный
     Звон венчальный!
 Звон искристый, золотистый,
     Звон недальный, беспечальный!
 Он плывет по стогнам ночи,
     То протяжней, то короче!
 Полнозвучный, весь литой,
          Золотой –
 Пеньем лютни, лютни плавной
          Своенравной,
          В тишину, 
 Песней горлинки забавной
     На весеннюю луну, –
     Он из чаши колокольной
     Вольный, как поток раздольный,
          Наростает…
 Наростает в высь и сладостно он тает,
     Отдыхая, замирая…
     Звон за звоном – перезвон,
     Звон, и звон, и звон, и звон
          Перезвон –
 Отовсюдный, изумрудный, светлый звон…

III
Hear the loud alarum bells –
Brazen bells!
What a tale of terror now their turbulency tells!
In the startled ear of night
How they scream out their affright!
Too much horrified to speak,
They can only shriek, shriek,
Out of tune,
In a clamorous appealing to the mercy of the fire,
In a mad expostulation with the deaf and frantic fire
Leaping higher, higher, higher,
With a desperate desire,
And a resolute endeavor
Now–now to sit or never,
By the side of the pale - faced moon.
Oh, the bells, bells, bells!
What a tale their terror tells
Of Despair!
How they clang, and clash, and roar!
What a horror they outpour
On the bosom of the palpitating air!
Yet the ear it fully knows,
By the twanging,
And the clanging,
How the danger ebbs and flows;
Yet the ear distinctly tells,
In the jangling,
And the wrangling,
How the danger sinks and swells,
By the sinking or the swelling in the anger of the bells –
Of the bells –
Of the bells, bells, bells, bells,
Bells, bells, bells –
In the clamor and the clangor of the bells!

               3.
               
 Слушай – гулкий нудный тон,
          Медный звон.
 Буйство бури, ужас жгучий…
     Бам-бом-бам-бам, бом-бам-бом…
 В ночь сорвавшаяся вьюга
 Воплем дикого испуга.
 В страхе смяты все слова, –
 Все угрознее и глуше
     В перепуганные уши
 Черной ночи!.. И едва
     Различимо в клубах дыма
     Раз-и-два и раз-и-два –
 Словно режет визг и скрежет
     Каждый грохотный удар,
 Обезумевший взвивает, развевает
 Он пожар.
 За обугленные крыши
 Злым прыжком все выше, выше,
 Чтоб в отчаяньи летучем
 Лечь, как зарево, по тучам,
     Где едва-едва видна
     Бледноликая луна…
 Бам-бом-бам- бам, бом-бам бом!
          Перезвон
 Жуткой повестью звучит –
 Он вопит, рычит, стучит
     Прямо в грудь дрожащей дали –
          Долгим стоном –
          Перезвоном,
 Лязгом вздыбившейся стали,
     Спутав все колокола, –
     Чтоб огнем раз’ялась мгла
     В брань да в споры,
     В крик раздора, 
     В гневный стон –
 Бом-бом-бом – за звоном звон –
          Перезвон.
 Звон-звон-звон-звон.

IV
Hear the tolling of the bells –
Iron bells!
What a world of solemn thought their monody compels!
In the silence of the night,
How we shiver with affright
At the melancholy menace of their tone!
For every sound that floats
From the rust within their throats
Is a groan.
And the people – ah, the people –
They that dwell up in the steeple.
All alone,
And who tolling, tolling, tolling,
In that muffled monotone,
Feel a glory in so rolling
On the human heart a stone –
They are neither man nor woman –
They are neither brute nor human –
They are Ghouls:
And their king it is who tolls;
And he rolls, rolls, rolls,
Rolls
A pæan from the bells!
And his merry bosom swells
With the pæan of the bells!
And he dances, and he yells;
Keeping time, time, time,
In a sort of Runic rhyme,
To the pæan of the bells –
Of the bells:
Keeping time, time, time,
In a sort of Runic rhyme,
To the throbbing of the bells –
Of the bells, bells, bells –
To the sobbing of the bells;
Keeping time, time, time,
As he knells, knells, knells,
In a happy Runic rhyme,
To the rolling of the bells –
Of the bells, bells, bells -
To the tolling of the bells,
Of the bells, bells, bells, bells,
Bells, bells, bells –
To the moaning and the groaning of the bells.

               4.

 Слушай – звон, железный звон.
          Этот звон,
 Что за мір угрюмой думы
     Навевает властно он!
     Он в тиши ночной возникнул –
     Дрожью в сердце он проникнул –
 Страх, угроза в этом плаче
          Колокольном,
     Жуть напоминанья,
     В горле ржавом – содроганье,
          Стон невольный. 
 Там звонарь на колокольне –
 Одиночества бездольней –
     В сон печальный
 Однозвучными руками
 Звук за звуком мерит звуки
 Муки, тяжкой словно камень,
 Муки, скорби подневольной,
 Тем, кто там, в могиле тесной –
 Не ему, не ей, – безвестной
          Тени черной:
 Властелин теней упорно
 Сеет звуков – взмахом вздорным –
          Зерна.
     Похоронный звон!
 Плачет, скачет, воет он,
     Этот похоронный звон,
     Углубляя смертный сон –
 Как вороний черный грай,
 Через край и, край, и край,
     Этот похоронный звон –
          Перезвон. 
 Как вороний черный грай
 Через край, и край, и край
     Колыхающийся звон –
     Перезвон и звон, и звон,
 Разливающийся звон.
 Через край, и край, и край –
     Похоронный перезвон,
     Как вороний черный грай –
 Колыхающийся звон –
     Перезвон, и звон, и звон.
     Разливающийся звон
 Звон, и звон, и звон, и звон, и звон –
     Перезвон и звон,
 Монотонный, похоронный
          Перезвон.

ПРИМЕЧАНИЕ

«Звон» написаны у г-жи Шйю весной в 1849 г.

Джон Ингрэм приводит подлинные слова г-жи Шйю:

«Однажды он (Эдгар По) зашел ко мне со словами — «Мария Луиза, я мог бы сейчас написать стихотворение, но нет ни сил, ни охоты, ни вдохновения».

Эдгару был предложен чай в беседке-оранжерее с открытыми окнами. Неподалеку находилась церковь — в этот час на ней благовестили.

Г-жа Шйю положила перед По лист бумаги и сказала, шутя:

«Ну, вот вам и бумага». Эдгар досадливо отпахнулся:

— Меня злит этот вечерний звон! Я немоту писать — я забыл все темы, — я совершенно опустошен…

Г-жа Шйю, подражая манере По, ваялась за перо и написала «Звон» Эдгара По и первую строку.

«Слушай, санки… бубенцы» и По сразу закончил всю первую строфу. Тогда г-жа Шйю опять написала первую строчку следующей строфы, и По снова записал всю строфу.

В заголовке По исправил:

«Поэма г-жи Шйю», ссылаясь на то, что стихотворение несомненно принадлежит ей оттого, что «в стихе компановка, план — самое важное»…

Брат г-жи Шйю прибавляет, что после этого Эдгар проспал до полуночи, а проснувшись засел за обычную свою ночную работу.

Поэма «Звон» была напечатана в 1849 г. в ноябрьской книжке Sartain’s Union Magazine. В следующей, декабрьской, книжке была опубликована первая редакция —

набросок этой поэмы с примечанием редакции, что приводимое стихотворение прислано в редакцию еще год назад.

Первая редакция, 1848, напечатана в Sartain’s Union Mag XII. 1849.

Звон! – Послушай, звон!
Брачный перезвон!
Серебристый звон!
Как крупинки, серебринки сеет он,
Словно детски-чистый сон,
Перезвон, и звон, и звон! –
Перезвон!
Звон! – Угрюмый звон!
О, железный звон!
Слушай похоронный звон!
Перезвон…
Жуть и ужас наплывают в муть равнин
Из глубин –
Из таинственных глубин…
Я брожу – один, один, –
При ударах из глубин, –
Перезвон, и звон, и звон –
Перезвон!

Переводчик: 
Фёдоров Василий Павлович

Поиск по сайту