Navigation

Яндекс.Метрика

Song of the Fifth River

Песня о Пятой Реке

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Song of the Fifth River
From "Puck of Pook's Hill"
("The Treasure and the Law")
Песня о Пятой Реке
Из цикла сказочных рассказов
«Пак с Холмов»
When first by Eden Tree,
The Four Great Rivers ran,
To each was appointed a Man
Her Prince and Ruler to be.
Когда из Эдема впервые
Четыре Реки потекли,
Был каждой хозяин назначен
Из лучших людей земли.
But after this was ordained,
(The ancient legends tell),
There came dark Israel,
For whom no Rirer remained.
Но, только окончилось дело
(Сказители ныне поют) —
Явился угрюмый Израиль
Потребовать долю свою.
Then He Whom the Rivers obey
Said to him: “Fling on the ground
A handful of yellow clay,
And a Fifth Great River shall run,
Mightier than these Four,
In secret the Earth around;
And Her secret evermore,
Shall be shown to thee and thy Race.”
И Тот, Кому реки покорны,
Сказал: «Сколь захватит рука,
Возьми ты песка с почвы черной —
Вмиг Пятая будет готова,
Всех прежних намного мощнее;
Сокрытой пребудет река —
Секрет, что дарую Я с нею,
Познаешь лишь ты и твой Род».
So it was said and done.
And, deep in the veins of Earth,
And, fed by a thousand springs
That comfort the market-place,
Or sap the power of Kings,
The Fifth Great River had birth,
Even as it was foretold –
The Secret River of Gold!
И все совершилось по Слову:
Глубоко по Земли черным жилам,
Приняв влагу тысяч ключей,
Тех, что рынкам приносят доход,
Подмывая власть Королей,
Нарождается пятая Сила —
Исполняя Божий зарок,
Льется Золота тайный Поток.
And Israel laid down
His sceptre and his crown,
To brood on that River bank,
Where the waters flashed and sank,
And burrowed in earth and fell,
And bided a season below,
For reason that none might know,
Save only Israel.
Отбросив и скиптр и венец,
Покинул Израиль дворец.
Веселится, играет волна:
Там, где в землю уходит она,
Он нырнул до темных глубин,
И провел в подземелье год,
А зачем — никто не поймет —
Это знает Израиль один.
He is Lord of the Last –
The Fifth, most wonderful, Flood.
He hears Her thunder past
And Her Song is in his blood.
He can foresay: “She will fall,”
For he knows which fountain dries
Behind which desert-belt
A thousand leagues to the South.
Изучить он Пятую смог —
Любит ту, что чудесней всех.
Понимает пучин гулкий ток,
Слышит Песню Реки, слышит смех.
Наперёд скажет: «Близится спад»,
Что иссякли ключи, ощутив —
В позабытых всеми песках,
Скрывших дальний, пустынный Юг.
He can foresay: “She will rise.”
He knows what far snows melt:
Along what mountain-wall
A thousand leagues to the North.
He snuffs the coming drouth
As he snuffs the coming rain,
He knows what each will bring forth,
And turns it to his gain.
Наперед скажет: «Скоро разлив»,
Ведь ледник начал таять в горах —
Среди хладных, белых громад,
Сотни лиг за Полярный круг.
Он ведает — будет жара,
И чует ливень с небес,
Ему внятна времен игра —
Обратит все на пользу себе.
A Ruler without a Throne,
A Prince without a Sword,
Israel follows his quest.
In every land a guest,
Of many lands a lord,
In no land King is he.
But the Fifth Great River keeps
The secret of Her deeps
For Israel alone,
As it was ordered to be.
Правитель, что правит без Трона,
И Князь, что свой Меч обронил,
Бредет непонятной стезей
Израиль, всюду чужой:
Он много стран покорил,
Но ни в одной он не Царь.
И Река бережет непреклонно
Секрет бытия своего
Лишь для него одного,
Как было ей сказано встарь.
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту