Navigation

Яндекс.Метрика

The Shut-Eye Sentry

Часовой играет в жмурки

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

The Shut-Eye Sentry Часовой играет в жмурки
Sez the Junior Orderly Sergeant
 To the Senior Orderly Man:
"Our Orderly Orf'cer's hokee-mut,
 You 'elp 'im all you can.
For the wine was old and the night is cold,
 An' the best we may go wrong,
So, 'fore 'e gits to the sentry-box,
 You pass the word along."
Грит младший сержант, дневальный,
   Часовому, что вышел в ночь:
Начальни-краула совсем хоки-мут,[1]
   Надо ему помочь:
Много было вина, ведь ночь холодна,
   Да и нам ни к чему скандал,
Как увиишь, шо пшёл к караулке –
   Подай хочь какой сигнал.
   So it was "Rounds!  What Rounds?" at two of a frosty night,
      'E's 'oldin' on by the sergeant's sash, but, sentry, shut your eye.
   An' it was "Pass!  All's well!"  Oh, ain't 'e drippin' tight!
      'E'll need an affidavit pretty badly by-an'-by.
   Ну – Проверка! – И где тут Проверка?, Двое идут. Мороз,
      Вцепился начальник в ремень сержанта, ( закрой, часовой, глаза.!)
   А потом – «Проходи! Все спокойно!», (ох, надрался, бля, как насос!)
      Аффидевит,[2] ох будет нужен ему выпивки той из-за.
The moon was white on the barricks,
 The road was white an' wide,
An' the Orderly Orf'cer took it all,
 An' the ten-foot ditch beside.
An' the corporal pulled an' the sergeant pushed,
 An' the three they danced along,
But I'd shut my eyes in the sentry-box,
 So I didn't see nothin' wrong.
Бела луна над казармой,
   По щебенке свет – рекой.
Краульный–чальник идёт вкривь да вкось,
   Аж в грязь нырнул с головой.
Тут капрал подтянул, сержант подтолкнул,
   Так втроем и устроили бал,
Но уставился я внутрь своей караулки,
   Что там за скандал, – не видал.
   Though it was "Rounds!  What Rounds?"  O corporal, 'old 'im up!
      'E's usin' 'is cap as it shouldn't be used, but, sentry, shut your eye.
   An' it was "Pass!  All's well!"  Ho, shun the foamin' cup!
      'E'll need, etc.
   Пусть Проверка! – И где тут Проверка? – Держи, капрал! – Не дури!
      Он кепи использовал не по назначенью... но закрыл часовой глаза.
   А потом – «Проходи! Все спокойно!» (капитан как фонтан, пускал пузыри!)
      Аффидевит, ох будет нужен ему выпивки той из-за.
'Twas after four in the mornin';
 We 'ad to stop the fun,
An' we sent 'im 'ome on a bullock-cart,
 With 'is belt an' stock undone;
But we sluiced 'im down an' we washed 'im out,
 An' a first-class job we made,
When we saved 'im, smart as a bombardier,
 For six-o'clock parade.
Так четыре часа, ну вот и утро –
   Веселиться больше невмочь;
Отправляем его на тележке домой,
   Ствол кладём, что кинул он прочь.
Ну, отмыли его, просушили его –
   Высший класс работка, я рад;
Чист и ясен он, как бомбардир –
   Хоть сейчас иди на парад.
   It 'ad been "Rounds!  What Rounds?"  Oh, shove 'im straight again!
      'E's usin' 'is sword for a bicycle, but, sentry, shut your eye.
   An' it was "Pass!  All's well!"  'E's called me "Darlin' Jane"!
      'E'll need, etc.
   Да, Проверка! – И где тут Проверка? – Дать по шее бы, да посильней!!
      Он решил, что сабля, мол, – велосипед, но закрыл, часовой, глаза.
   А потом – «Проходи! Все спокойно!» (да ещё назвал меня «Милая Джейн!»)
      Аффидевит, ох будет нужен ему выпивки той из-за.
The drill was long an' 'eavy,
 The sky was 'ot an' blue,
An' 'is eye was wild an' 'is 'air was wet,
 But 'is sergeant pulled 'im through.
Our men was good old trusties – 
 They'd done it on their 'ead;
But you ought to 'ave 'eard 'em markin' time
 To 'ide the things 'e said!
Упражнялись мы долго и нудно,
   Небо синее, солнце в накал,
Он и бледный, и мокрый, и дико смотрел,
   Но сержант упасть не давал.
Дисциплину ценили ребята,
   Служили не ради наград;
Но послушал бы сам, как считали шаги –
   Заглушить, что он нес невпопад!
   For it was "Right flank – wheel!" for "'Alt, an' stand at ease!"
      An' "Left extend!" for "Centre close!"  O marker, shut your eye!
   An' it was, "'Ere, sir, 'ere! before the Colonel sees!"
      So he needed affidavits pretty badly by-an'-by.
   Мы топтались: «Правый фланг – смирно!» «Вперед!», «Вольно!», «Кругом!»,
      «Плотнее!», «Налево!», и «Шире шаг!»,но – закрой, командир, глаза!
   Мы шипели: «Полковник увидит, сэр, сюда, поскорей! Бочком!»
      Аффидевит уж точно, нужен ему выпивки той из-за.
There was two-an'-thirty sergeants,
 There was corp'rals forty-one,
There was just nine 'undred rank an' file
 To swear to a touch o' sun.
There was me 'e'd kissed in the sentry-box,
 As I 'ave not told in my song,
But I took my oath, which were Bible truth,
 I 'adn't seen nothin' wrong.
Было там тридцать два сержанта,
   А капралов сорок, точь-в-точь,
Девятьсот рядовых – все твердят как один:
   «От жары ему стало невмочь!»
Он меня целовал в караулке
   (Ну зачем я это сказал!)
Все ж я не растерялся, и на Библии клялся:
   «Все спокойно, какой там скандал?!»
There's them that's 'ot an' 'aughty,
 There's them that's cold an' 'ard,
But there comes a night when the best gets tight,
 And then turns out the Guard.
I've seen them 'ide their liquor
 In every kind o' way,
But most depends on makin' friends
 With Privit Thomas A.!
Так проходят сквозь холод и пекло,
   Сквозь разные западни,
Но таков их удел – встанут те, кто смел,
   И гвардейцами станут они!
Я-то знаю, где заканал ты пойло,
   Будь хитёр ты хоть как лиса;
Сослужу тебе службу, если водишь ты дружбу
   С рядовым Томасом А.!
   When it is "Rounds!  What Rounds?"  'E's breathin' through 'is nose.
      'E's reelin', rollin', roarin' tight, but, sentry, shut your eye.
   An' it is "Pass!  All's well!"  An' that's the way it goes:
      We'll 'elp 'im for 'is mother, an' 'e'll 'elp us by-an'-by!
   Да, Проверка! – И где тут Проверка? – гляди, он храпит на ходу!
      И шумит, и юлит, и жутко бузит, – закрой, часовой, глаза.
   А потом – «Проходи! Все спокойно!» – так делишки у нас и идут...
      Мы поможем и – нам помогут, наших матушек всех из-за.
 1. хоки-мут – пьяный в стельку 
 2. аффидевит – показания под судебной присягой.

The Shut-Eye Sentry Часовой играет в жмурки
Вариант перевода
Sez the Junior Orderly Sergeant
 To the Senior Orderly Man:
"Our Orderly Orf'cer's hokee-mut,
 You 'elp 'im all you can.
For the wine was old and the night is cold,
 An' the best we may go wrong,
So, 'fore 'e gits to the sentry-box,
 You pass the word along."
Грит младший сержант, дневальный,
   Часовому, что вышел в ночь:
«Караула начальник совсем хоки-мут,[1] 
   Ты должен ему помочь.
Было много вина, да и ночь холодна,
   Не хотим, чтобы вышел скандал,
Как увидишь – пошел к караулке он –
   Нам подай какой-то сигнал».
   So it was "Rounds!  What Rounds?" at two of a frosty night,
      'E's 'oldin' on by the sergeant's sash, but, sentry, shut your eye.
   An' it was "Pass!  All's well!"  Oh, ain't 'e drippin' tight!
      'E'll need an affidavit pretty badly by-an'-by.
   Ну – «Проверка! – И где тут Проверка?», и двое в славный мороз,
      И держался герой за сержанта ремень, но закрой, часовой, глаза.
   А потом – «Проходи! Все спокойно!», (ох, надрался он, как насос!)
      Аффидевит[2] будет нужен ему выпивки из-за.
The moon was white on the barricks,
 The road was white an' wide,
An' the Orderly Orf'cer took it all,
 An' the ten-foot ditch beside.
An' the corporal pulled an' the sergeant pushed,
 An' the three they danced along,
But I'd shut my eyes in the sentry-box,
 So I didn't see nothin' wrong.
Белой стала луна над казармой,
   По щебенке свет лился рекой.
Караула начальник гулял вкривь и вкось,
   В море грязи нырнул с головой.
Тут капрал потянул, а сержант подтолкнул,
   Все втроем устроили бал,
Но уставился внутрь караулки я,
   Не видал, что там за скандал.
   Though it was "Rounds!  What Rounds?"  O corporal, 'old 'im up!
      'E's usin' 'is cap as it shouldn't be used, but, sentry, shut your eye.
   An' it was "Pass!  All's well!"  Ho, shun the foamin' cup!
      'E'll need, etc.
   Пусть «Проверка! – И где тут Проверка?» – Держи, капрал! – Не дури!
      Он использовал кепи не так, как все мы, но закрой, часовой, глаза.
   А потом – «Проходи! Все спокойно!» (как фонтан, он пускал пузыри!)
      Аффидевит будет нужен ему выпивки из-за.
'Twas after four in the mornin';
 We 'ad to stop the fun,
An' we sent 'im 'ome on a bullock-cart,
 With 'is belt an' stock undone;
But we sluiced 'im down an' we washed 'im out,
 An' a first-class job we made,
When we saved 'im, smart as a bombardier,
 For six-o'clock parade.
Так четыре часа, вот и утро –
   Веселиться больше невмочь;
Посылаем его на тележке домой,
   «Ствол» вручаем, что кинул прочь.
Мы отмыли его, просушили его –
   Высший класс работка, я рад;
Чист и ясен он, как бомбардир –
   Хоть сейчас иди на парад.
   It 'ad been "Rounds!  What Rounds?"  Oh, shove 'im straight again!
      'E's usin' 'is sword for a bicycle, but, sentry, shut your eye.
   An' it was "Pass!  All's well!"  'E's called me "Darlin' Jane"!
      'E'll need, etc.
   Да, «Проверка! – И где тут Проверка?» – эх, дать бы ему взашей!
      Он подумал, что сабля – это велосипед, но закрой, часовой, глаза.
   А потом – «Проходи! Все спокойно!» (он назвал меня «Милая Джейн!»)
      Аффидевит будет нужен ему выпивки из-за.
The drill was long an' 'eavy,
 The sky was 'ot an' blue,
An' 'is eye was wild an' 'is 'air was wet,
 But 'is sergeant pulled 'im through.
Our men was good old trusties – 
 They'd done it on their 'ead;
But you ought to 'ave 'eard 'em markin' time
 To 'ide the things 'e said!
Упражнялись мы долго и нудно,
   Небо синее, солнце в накал,
Он и бледный, и мокрый, и дико смотрел,
   Но сержант упасть не давал.
Дисциплину ценили ребята,
   Служили не ради наград;
Но послушал бы сам, как считали шаги –
   Заглушить, что он нес невпопад!
   For it was "Right flank – wheel!" for "'Alt, an' stand at ease!"
      An' "Left extend!" for "Centre close!"  O marker, shut your eye!
   An' it was, "'Ere, sir, 'ere! before the Colonel sees!"
      So he needed affidavits pretty badly by-an'-by.
   Мы топтались: «Правый фланг – смирно!», «Вперед!», и «Вольно!», «Кругом!»,
      И «Плотнее!», «Налево!», потом «Шире шаг!», но закрой, командир, глаза!
   И шипели: «Полковник увидит! Сэр, сюда, поскорее! Бочком!»
      Аффидевит, точно, нужен ему выпивки из-за.
There was two-an'-thirty sergeants,
 There was corp'rals forty-one,
There was just nine 'undred rank an' file
 To swear to a touch o' sun.
There was me 'e'd kissed in the sentry-box,
 As I 'ave not told in my song,
But I took my oath, which were Bible truth,
 I 'adn't seen nothin' wrong.
Было там тридцать два сержанта,
   А капралов сорок, точь-в-точь,
Девятьсот рядовых – говорят как один:
   «От жары довелось занемочь!»
Он меня целовал в караулке
   (Ну зачем я это сказал!)
Все же я не терялся, на Библии клялся:
   Все спокойно, какой скандал?!
There's them that's 'ot an' 'aughty,
 There's them that's cold an' 'ard,
But there comes a night when the best gets tight,
 And then turns out the Guard.
I've seen them 'ide their liquor
 In every kind o' way,
But most depends on makin' friends
 With Privit Thomas A.!
Так проходят сквозь холод и пекло,
   И трудности, и западни,
Но таков их удел – встанут те, кто смел,
   И Гвардией будут они!
Я-то знаю, где прячешь пойло,
   Будь ты хитрым, словно лиса;
Но забуду службу, коль водишь дружбу
   С рядовым Томасом А.!
   When it is "Rounds!  What Rounds?"  'E's breathin' through 'is nose.
      'E's reelin', rollin', roarin' tight, but, sentry, shut your eye.
   An' it is "Pass!  All's well!"  An' that's the way it goes:
      We'll 'elp 'im for 'is mother, an' 'e'll 'elp us by-an'-by!
   Да, «Проверка! – И где тут Проверка?» – гляди, он храпит на ходу!
      Он шумит, и юлит, и ужасно бузит, но закрой, часовой, глаза.
   А потом – «Проходи! все спокойно!» – так делишки у нас идут...
      Мы поможем – нам помогут, наших матерей из-за.
 1. хоки-мут – пьяный в стельку 
 2. аффидевит – показания под судебной присягой.
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту