Navigation

Яндекс.Метрика

That Day

Тот день

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

That Day Тот день
It got beyond all orders an' it got beyond all 'ope;
 It got to shammin' wounded an' retirin' from the 'alt.
'Ole companies was lookin' for the nearest road to slope;
 It were just a bloomin' knock-out – an' our fault!
Все внезапно приключилось, смяли нас со всех сторон, 
   Много тех, кто ранен в спину, много тех, кто деру дал, 
В беспорядке отступают, ищут, где полегче склон, 
   Из-за наших, черт, ошибок – биты наповал! 
    Now there ain't no chorus 'ere to give,
      Nor there ain't no band to play;
    An' I wish I was dead 'fore I done what I did,
      Or seen what I seed that day!
    Чтоб спеть об этом, нет больше хора, 
        И музыки нет, чтоб потешить вас: 
    Лучше б я умер, не сведав позора, 
        Не видев, что видел в тот день и час!
We was sick o' bein' punished, an' we let 'em know it, too;
 An' a company-commander up an' 'it us with a sword,
An' some one shouted "'Ook it!" an' it come to sove-ki-poo,
 An' we chucked our rifles from us – O my Gawd!
Пред врагом страх показали, и лупили нас в упор, 
   Командир стоял, бил саблей, но сдержать толпу не смог; 
Кто-то крикнул: 'Обложили!', и пришло все к со-ки-по,[1] 
   Даже ружья потеряли – мой ты Бог! 
There was thirty dead an' wounded on the ground we wouldn't keep –
 No, there wasn't more than twenty when the front begun to go;
But, Christ! along the line o' flight they cut us up like sheep,
 An' that was all we gained by doin' so.
Тридцать раненых и мертвых побросали за собой, 
   Или двадцать? да, не больше, как помчались мы стремглав: 
О Христос! Нас как овечек, потянули на убой, 
   Вот и все, чего достигли – побежав!
I 'eard the knives be'ind me, but I dursn't face my man,
 Nor I don't know where I went to, 'cause I didn't 'alt to see,
Till I 'eard a beggar squealin' out for quarter as 'e ran,
 An' I thought I knew the voice an' – it was me!
За спиной штыки звенели, но не видел я врага, 
   И не знал, куда укрыться меж камней и всяких ям; 
Слышал - кто-то воет рядом, удирая наугад, 
   И по голосу узнал – да это я!
We was 'idin' under bedsteads more than 'arf a march away;
 We was lyin' up like rabbits all about the countryside;
An' the major cursed 'is Maker 'cause 'e lived to see that day,
 An' the colonel broke 'is sword acrost, an' cried.
Мили драпали мы, прячась, словно дети под кровать, 
   И, как кролики, лежали, зарываясь в пыль и прах; 
Клял Творца майор, не в силах этот стыд переживать, 
   Шпагу пополам Полковник – весь в слезах!
We was rotten 'fore we started – we was never disciplined;
 We made it out a favour if an order was obeyed;
Yes, every little drummer 'ad 'is rights an' wrongs to mind,
 So we had to pay for teachin' – an' we paid!
Мы прогнили до похода – хуже не найти бузил, 
   Мы приказов не любили, дисциплина нам не впрок; 
Самый юный барабанщик показать свой ум спешил, 
   Но теперь мы заплатили за урок!
The papers 'id it 'andsome, but you know the Army knows;
 We was put to groomin' camels till the regiments withdrew,
An' they gave us each a medal for subduin' England's foes,
 An' I 'ope you like my song – because it's true!
Приукрашено в газетах, только в Армии знал всяк: 
   Нас приставили к верблюдам, шли когда назад полки... 
Поспешили дать медали – мол, повержен злобный враг, 
   Только в песне врать мне – не с руки!
    An' there ain't no chorus 'ere to give,
      Nor there ain't no band to play;
    But I wish I was dead 'fore I done what I did,
      Or seen what I seed that day!
    Чтоб спеть об этом, нет больше хора, 
        И музыки нет, чтоб потешить вас: 
    Лучше б я умер, не сведав позора, 
        Не видев, что видел в тот день и час!
 1. спасайся кто может ( от французского sauve qui peut)
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту