Navigation

Яндекс.Метрика

The Only Son

Единый Сын

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

The Only Son
Enlarged from "Many Inventions"
Единый Сын
Из сборника «Масса выдумок»
She dropped the bar, she shot the bolt, she fed the fire anew
For she heard  a whimper under the  sill  and  a  great grey paw came through.
The fresh flame comforted the hut and shone on the roof-beam,
And the Only Son lay down again and dreamed that he dreamed a dream.
The last ash fell from the withered log with the click of a falling spark,
And the Only Son woke up again, and called across the dark:–
"Now was I born of womankind and laid in a mother's breast?
For I have dreamed of a shaggy hide whereon I went to rest.
And was I born of womankind and laid on a father's arm?
For I have dreamed of clashing teeth that guarded me from harm.
Спустив засов, закрыв замок, она огонь зажгла;
Был слышен за порогом вой, и лапа дверь скребла.
Согрело пламя малый дом, и страх прогнало вон,
Единый Сын заснул, как спал, и вновь увидел сон.
Но, искры выбросив, бревно рассыпалось в золе,
И вновь вскочил Единый Сын, и вопросил во мгле:
"Я женщиной рожден, и грудь рождала детский смех?
Так почему мне снится сон про мягкий серый мех?
Я женщиной рожден, отец ласкал меня рукой?
Так почему во сне клыки мой берегли покой?
And was I born an Only Son and did I play alone?
For I have dreamed of comrades twain that bit me to the bone.
And did I break the barley-cake and steep it in the tyre?
For I have dreamed of a youngling kid new-riven from the byre:
For I  have  dreamed  of a midnight sky  and  a  midnight call to blood 
And red-mouthed shadows racing by, that thrust me from my food.
'Tis an hour yet and an hour yet to the rising of the moon,
But I can see the black roof-tree as plain as it were noon.
'Tis a league and a league to the Lena Falls where the trooping blackbuck go;
But I can hear the little fawn that bleats behind the doe.
Я был единственным всегда у матери моей?
Так почему во сне грызусь я с парочкой друзей?
Я в молоко всегда макал сухой ячменный хлеб?
Мне виделась во сне коза, что не вернется в хлев!
Мне полночь снилась, быстрый бег и алой крови зов,
И пасти алые у тех, что мясо рвут с боков!
Вам надо час, и час еще, восхода ждать луны –
Стропила крыши, словно днем, мне и сейчас видны!
За лигу, две шумит порог, олени бродят там –
Я слышу: блеет сосунок, мать ищет по кустам!
'Tis a league and a league to the Lena Falls where the crop and the upland meet,
But I Can smell the  wet dawn-wind  that wakes  the sprouting wheat.
Unbar the door. I may not bide, but I must out and see 
If those are wolves that wait outside or my own kin to me!"
.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .
За лигу, две шумит порог, там между гор поля –
Я слышу: пляшет ветерок, пшеницу шевеля!
Открой же дверь, покоя нет – Единый Сын идет
Узнать – то волки ждут меня, иль собственный мой род!"
.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .
She loosed the bar,  she slid the bolt, she opened the door anon,
And a grey bitch-wolf came out of the dark and fawned on the Only Son!
Подняв засов, убрав замок, открыла дверь опять,
И вот – волчица мчится внутрь, сыночка приласкать!
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту