Navigation

Яндекс.Метрика

The Sea-Wife

Женщина моря

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

Перевела Оношкович-Яцына Ада Ивановна

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

The Sea-Wife Женщина моря
There dwells a wife by the Northern Gate,
    And a wealthy wife is she;
She breeds a breed o' rovin' men
    And casts them over sea,
У Северной Двери хозяйка живет,
    У нее богатый дом;
Кормит и поит она бродяг
    И в море их шлет потом.
And some are drowned in deep water,
    And some in sight o' shore.
And word goes back to the weary wife,
    And ever she sends more.
Иные тонут, где глубоко,
    Иные в виду земли,
И приходит весть, и она других
    Отправляет на корабли.
For since that wife had gate and gear,
    And hearth and garth and bield,
She willed her sons to the white harvest,
    And that is a bitter yield.
Покуда есть у нее свой дом
    И свет у камелька,
Она гонит сынов на белый луг,
    И жатва их горька.
She wills her sons to the wet ploughing,
    To ride the horse of tree;
And syne her sons come home again
    Far-spent from out the sea.
На мокрую пашню гонит их,
    Их конь – деревянный конь,
И возвращаются они,
    Пройдя морской огонь.
The good wife's sons come home again
    With little into their hands,
But the lore of men that ha' dealt with men
    In the new and naked lands.
И возвращаются они,
    Неся в руках обман,
Но людьми, что жили среди людей
    Далеких и голых стран.
But the faith of men that ha' brothered men
    By more than the easy breath,
And the eyes o' men that ha' read wi' men
    In the open books of death.
Но с верностью тех, кто братался с людьми,
    Когда содрогалась твердь, –
Но с глазами людей, что читали с людьми
    Открытую книгу – Смерть.
Rich are they, rich in wonders seen,
    But poor in the goods o' men,
So what they ha' got by the skin o' their teeth
    They sell for their teeth again.
Чудесами богата память их,
    Но скуден морской доход,
И то, что досталось ценою зубов,
    За ту же цену идет.
For whether they lose to the naked skin,
    Or win to their hearts' desire,
They tell it all to the weary wife
    That nods beside the fire.
И каждый проигрыш свой судьбе
    И каждый выигрыш свой
Они расскажут ей у огня,
    И кивнет она головой.
Her hearth is wide to every wind
    That makes the white ash spin;
And tide and tide and 'tween the tides
    Her sons go out and in;
Для всех ветров, что кружат золу,
    Открыт ее камин.
И плывут, и плывут, и каждый раз
    Сменяет сына сын.
(Out with great mirth that do desire
    Hazard of trackless ways,
In with content to wait their watch
    And warm before the blaze);
Отсюда – полные надежд
    На счастье неторных путей;
Сюда – чтоб выждать свой черед,
    Погревшись возле углей.
And some return by failing light,
    And some in waking dream,
For she hears the heels of the dripping ghosts
    That ride the rough roof-beam.
И поздней ночью, и в утренний час
    Они возвращаются к ней.
Ей слышен на крыше мокрый каблук
    Оседлавших бревно теней.
Home, they come home from all the ports,
    The living and the dead;
The good wife's sons come home again
    For her blessing on their head!
Домой их влечет из всех портов,
    И мертвых, и живых.
Они возвращаются, чтоб она
    Благословила их.

Возможно что Женщина Моря или Хозяйка Морей – просто символический образ Англии. Не исключено также, что в реальности почвой для этого символического стихотворения послужили возникшие в нескольких портах Англии в восемнадцатом веке и существующие поныне уже во всём мире так наз. «Бординг-Хаузы» (дешёвые гостиницы или ночлежки для моряков, уволившихся с одного судна и ещё не поступивших на другое).

Переводчик: 
Оношкович-Яцына Ада Ивановна

Поиск по сайту