Navigation

Яндекс.Метрика

Cholera Camp

Холерный лагерь

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Фиша Геннадия Семёновича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Cholera Camp
(Infantry in India)
Холерный лагерь
(Пехота в Индии)
We've got the cholerer in camp – it's worse than forty fights;
 We're dyin' in the wilderness the same as Isrulites.
It's before us, an' be'ind us, an' we cannot get away,
 An' the doctor's just reported we've ten more to-day!
В наш лагерь холера пришла — она ста боев злее,
И мы умираем в пустыне, как древние иудеи;
Она впереди, она позади, нам не уйти прочь,
И доктор сказал: у нас умерло десять в ночь.
Oh, strike your camp an' go, the Bugle's callin',
   The Rains are fallin' –
The dead are bushed an' stoned to keep 'em safe below.
The Band's a-doin' all she knows to cheer us;
The Chaplain's gone and prayed to Gawd to 'ear us –
   To 'ear us –
O Lord, for it's a-killin' of us so!
Снимите лагерь, и прочь горны зовут, ливни льют.
Трупы прикрыты камнем и безопасны для нас!
Оркестр играет, чтобы ободрить нас;
Священник молится Богу: в сей страшный час
Услышишь нас, Господи, ибо это нам смерть!
Since August, when it started, it's been stickin' to our tail,
Though they've 'ad us out by marches an' they've 'ad us back by rail;
But it runs as fast as troop trains, and we cannot get away;
An' the sick-list to the Colonel makes ten more to-day.
В августе началась и шла по пятам за нами,
Думали маршем ее обогнать, уйти от нее поездами.
Но эшелонов быстрей она, и нам не уйти прочь, 
И полковник ведомость подписал, — десять смертей в ночь!
There ain't no fun in women nor there ain't no bite to drink;
It's much too wet for shootin'; we can only march and think;
An' at evenin', down the nullahs, we can 'ear the jackals say,
"Get up, you rotten beggars, you've ten more to-day!"
Нам не до шуток с бабами, нет охот, и никто не пьян;
Нам остается лишь думать, шагая под барабан;
Шакалов шакал в лощине вечерами сзывает помочь:
«Вставайте, нищие, нынче десять смертей в ночь!»
'Twould make a monkey cough to see our way o' doin' things –
Lieutenants takin' companies an' captains takin' wings,
An' Lances actin' Sergeants – eight file to obey –
For we've lots o' quick promotion on ten deaths a day!
Смеялись бы обезьяны, на наши дела смотря, —
Как ротные командуют и суетятся зря.
Ефрейторы и сержанты — словно в бою, точь-в-точь.
Но всё, чего мы добились, — десять смертей в ночь!
Our Colonel's white an' twitterly – 'e gets no sleep nor food,
But mucks about in 'orspital where nothing does no good.
'E sends us 'eaps o' comforts, all bought from 'is pay –
But there aren't much comfort 'andy on ten deaths a day.
Полковник бледен, в тревоге, не ест, не спит, поседел,
Его удручает госпиталь, где мало хороших дел.
Он нас утешает часто — но как там пророчь ни пророчь,
Что стоит сотня посулов, если десять смертей в ночь!
Our Chaplain's got a banjo, an' a skinny mule 'e rides,
An' the stuff 'e says an' sings us, Lord, it makes us split our sides!
With 'is black coat-tails a-bobbin' to Ta-ra-ra Boom-der-ay!
'E's the proper kind o' padre for ten deaths a day.
С тощего мула пастор нам распевает псалмы,
Над ерундой, что несет он, смехом исходим мы.
В черном весь тараторящий, песней хочет помочь!
Он — подходящий «падре» для остальных смертей в ночь!
An' Father Victor 'elps 'im with our Roman Catholicks –
He knows an 'eap of Irish songs an' rummy conjurin' tricks;
An' the two they works together when it comes to play or pray;
So we keep the ball a-rollin' on ten deaths a day.
Отец Виктор, ярый католик, помогает ему,
Знает кучу ирландских песен, колдовских наговоров тьму;
Вместе они работают, молятся во всю мочь,
Как карусель ни вертится — десять смертей в ночь!
We've got the cholerer in camp – we've got it 'ot an' sweet.
It ain't no Christmas dinner, but it's 'elped an' we must eat.
We've gone beyond the funkin', 'cause we've found it doesn't pay,
An' we're rockin' round the Districk on ten deaths a day!
В наш лагерь холера пришла, горяча и сладка она.
Она не праздничное питье, но мы выпьем его до дна.
Бояться ее не стоит, — стараясь страх превозмочь,
Мы колесим по округе с десятком смертей в ночь!
Then strike your camp an' go, the Rains are fallin',
   The Bugle's callin'!
The dead are bushed an' stoned to keep 'em safe below!
An' them that do not like it they can lump it,
An' them that cannot stand it they can jump it;
We've got to die somewhere – some way – some'ow –
We might as well begin to do it now!
Снимите лагерь и прочь — ливни льют, горны зовут.
Трупы прикрыты камнем и безопасны для нас!
Кому камень мал, пусть больший кладет,
Кто устоять не может, пусть перепрыгнет тот!
Когда-нибудь — здесь ли, там ли — придет смертный час,
Мы можем отлично умереть и сейчас.
Then, Number One, let down the tent-pole slow,
Knock out the pegs an' 'old the corners – so!
Fold in the flies, furl up the ropes, an' stow!
Oh, strike – oh, strike your camp an' go!
    (Gawd 'elp us!)
Слушай жe, первый номер, приказ:
Срывай палатки, колышки бей,
Брезент и веревки сложи, торопясь!
Снимите лагерь и прочь скорей!
    (Боже, спаси нас!)
Переводчик: 
Фиш Геннадий Семёнович

Поиск по сайту