Navigation

Яндекс.Метрика

L'Envoi (To "Barrack-Room Ballads")

Призыв (заключительные строфы к «Казарменным балладам»)

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

L'Envoi (To "Barrack-Room Ballads") Призыв
(заключительные строфы к «Казарменным балладам»)
There's a whisper down the field where the year has shot her yield,
 And the ricks stand gray to the sun,
Singing: – "Over then, come over, for the bee has quit the clover,
 And your English summer's done."
    You have heard the beat of the off-shore wind,
    And the thresh of the deep-sea rain;
    You have heard the song – how long! how long?
    Pull out on the trail again!
Шепот облетел тот край, где летом вызрел урожай,
И над стогом высок небосвод.
Напевает: «Поздно, поздно, пчелы спят, и меркнут звезды,
Англичане, окончен ваш год».

Вы слышали гром на просторе морском,
И как дождь шумит в хладной мгле;
Вы слышали песнь – «Ну когда? Скучно здесь!»
Так вставайте на прежний след!
   Ha' done with the Tents of Shem, dear lass,
   We've seen the seasons through,
   And it's time to turn on the old trail, our own trail, the out trail,
   Pull out, pull out, on the Long Trail – the trail that is always new.
Не для нас старца Сима шатры, дорогая,
Безмятежная тишь, мирный кров;
Ныне время нам выйти на след, на наш след, прежний след,
Снова встать, всем нам встать – Длинный След всегда будет нов!
It's North you may run to the rime-ringed sun,
 Or South to the blind Horn's hate;
Or East all the way into Mississippi Bay,
 Or West to the Golden Gate;
    Where the blindest bluffs hold good, dear lass,
    And the wildest tales are true,
    And the men bulk big on the old trail, our own trail, the out trail,
    And life runs large on the Long Trail – the trail that is always new.
Встреть над Норда страной солнца глаз ледяной,
Будь на Зюйде, где Горн ревет;
К Исту ход устремив, в Миссисипский Залив,
Иль на Вест – до Златых Ворот.

Где сбывается жуткая ложь, дорогая,
Там, где явь чудней наших снов,
Там мужчины выходят на след, на свой след, прежний след,
Только там жизнь бурлит – Длинный След всегда будет нов!
The days are sick and cold, and the skies are gray and old,
 And the twice-breathed airs blow damp;
And I'd sell my tired soul for the bucking beam-sea roll
 Of a black Bilbao tramp;
    With her load-line over her hatch, dear lass,
    And a drunken Dago crew,
    And her nose held down on the old trail, our own trail, the out trail
    From Cadiz Bar on the Long Trail – the trail that is always new.
Серы дни, кругом тоска, в старом небе – облака,
Воздух спертый в тусклом свете ламп;
Душу заложить рискну я за встречную волну,
За «Бильбао» – грязный, черный трамп.

Дагомейцы – матросы пьяны, дорогая,
И наложен груз выше бортов,
Но он нос устремил на наш след, этот след, прежний след,
От Кадикса по следу спешит – Длинный След всегда будет нов!
There be triple ways to take, of the eagle or the snake,
 Or the way of a man with a maid;
But the fairest way to me is a ship's upon the sea
 In the heel of the North-East Trade.
    Can you hear the crash on her bows, dear lass,
    And the drum of the racing screw,
    As she ships it green on the old trail, our own trail, the out trail,
    As she lifts and 'scends on the Long Trail – the trail that is always new?
Три пути даны Землей – ввысь орлом, иль вниз змеёй,
Иль пешком, как девам и мужам.
А мне поднять бы якоря, плыть на судне чрез моря,
Северной Торговой по пятам.

Слушай – мачты смычками гудят, дорогая,
И внимай барабанам винтов;
Слышишь – режет корабль этот след, старый след, прежний след,
На волну и с волны, чуя след, Длинный След, что всегда будет нов?
See the shaking funnels roar, with the Peter at the fore,
 And the fenders grind and heave,
And the derricks clack and grate, as the tackle hooks the crate,
 And the fall-rope whines through the sheave;
    It's "Gang-plank up and in," dear lass,
    It's "Hawsers warp her through!"
    And it's "All clear aft" on the old trail, our own trail, the out trail,
    We're backing down on the Long Trail – the trail that is always new.
Видишь – трубы бьются в шоке, Питер прыгает на фоке,
Тянут кранцы хриплый свой мотив,
Ворот ходит с громким скрипом, тали ёрзают над слипом,
И визжит канат, натягивая шкив?

Да, там «Сходни поднять!» кричат, дорогая,
Там «Слева отдать швартов»!
Там «Сзади чисто!», и найден наш след, старый след, прежний след,
Мы вернулись опять на тот след, Длинный След, что всегда будет нов!
O the mutter overside, when the port-fog holds us tied,
 And the sirens hoot their dread!
When foot by foot we creep o'er the hueless viewless deep
 To the sob of the questing lead!
    It's down by the Lower Hope, dear lass,
    With the Gunfleet Sands in view,
    Till the Mouse swings green on the old trail, our own trail, the out trail,
    And the Gull Light lifts on the Long Trail – the trail that is always new.
О, пусть будут там туманы, и ярятся ураганы,
Души леденит нам плач сирен!
Мы над бездной еле-еле, но ползем к незримой цели,
С плеском лот бросая морю в плен!

Ловер-Хоуп нас встретит теперь, дорогая,
В преддверии Ганфлитских Песков!
И пусть Мышь гонит зелень на след, прежний след, старый след,
Светит Гулля огонь по пути – Длинный След всегда будет нов.
O the blazing tropic night, when the wake's a welt of light
 That holds the hot sky tame,
And the steady fore-foot snores through the planet-powdered floors
 Where the scared whale flukes in flame!
    Her plates are scarred by the sun, dear lass,
    And her ropes are taut with the dew,
    For we're booming down on the old trail, our own trail, the out trail,
    We're sagging south on the Long Trail – the trail that is always new.
Тропик! Ночью мрака нет, и кильватер весь в огне,
Даже днем так небо не блестит.
Киль ныряет в бурунах, луч звезды достал до дна,
Прыгая, взбивает пламя кит.

Тросы соль запятнала навек, дорогая,
Солнце съело краски бортов,
Но спешим мы по следу – о, тот след, старый след, прежний след,
К югу мы отклонились, но след, Длинный След – он всегда будет нов!
Then home, get her home, where the drunken rollers comb,
 And the shouting seas drive by,
And the engines stamp and ring, and the wet bows reel and swing,
 And the Southern Cross rides high!
    Yes, the old lost stars wheel back, dear lass,
    That blaze in the velvet blue.
    They're all old friends on the old trail, our own trail, the out trail,
    They're God's own guides on the Long Trail – the trail that is always new.
Проведите судно к дому, пусть прибой подобен грому
И шумящие моря окрест,
И гудит, стучит машина, содрогается пучина,
И высоко всходит Южный Крест!

Наши звезды зажгутся опять, дорогая,
На вельвете среди облаков.
Как друзья, наведут нас на след, старый след, прежний след,
Божий знак, что мы вышли на след, Длинный След, что всегда будет нов.
Fly forward, O my heart, from the Foreland to the Start –
 We're steaming all-too slow,
And it's twenty thousand mile to our little lazy isle
 Where the trumpet-orchids blow!
    You have heard the call of the off-shore wind,
    And the voice of the deep-sea rain;
    You have heard the song – how long! how long?
    Pull out on the trail again!
Сердце, сохрани азарт – от Форланда к мысу Старт
Мы летим, но не выбран весь пар,
Много миль осталось грозных, но найдем наш малый остров,
Где так свеж нарциссов нектар.

Вы слышали гром на просторе морском,
И как дождь гудит в хладной мгле;
Вы слышали песнь – «Ну когда? Скучно здесь!»
Так вставайте на прежний след!
The Lord knows what we may find, dear lass,
And The Deuce knows what we may do –
But we're back once more on the old trail, our own trail, the out trail,
We're down, hull down on the Long Trail – the trail that is always new.
Лишь Бог знает, что можем найти, дорогая,
И Он знает, долг наш каков –
Но опять мы выходим на след, на наш след, прежний след,
Твердо встали, суда устремили – Длинный След всегда будет нов!
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту