Navigation

Яндекс.Метрика

L'Envoi (To "Barrack-Room Ballads")

Долгий путь (послание к книге «Казарменные баллады и другие стихи»)

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Шараповой Аллы Всеволодовны

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

L'Envoi (To "Barrack-Room Ballads") Долгий путь
(послание к книге «Казарменные баллады и другие стихи»)
There's a whisper down the field where the year has shot her yield,
 And the ricks stand gray to the sun,
Singing: – "Over then, come over, for the bee has quit the clover,
 And your English summer's done."
    You have heard the beat of the off-shore wind,
    And the thresh of the deep-sea rain;
    You have heard the song – how long! how long?
    Pull out on the trail again!
Слышишь голоса глухие в поле, где скирды сухие
  Спят, бока подставя свету:
«Как пчела – душистый клевер, так и ты оставь свой север –
  Малый срок отпущен лету»!
    Ветер с гор ревет – он тебя зовет,
    Дождь колотится морю в грудь,
    И поет вода: «Ну, когда, когда
    Мы опять соберемся в путь?»
   Ha' done with the Tents of Shem, dear lass,
   We've seen the seasons through,
   And it's time to turn on the old trail, our own trail, the out trail,
   Pull out, pull out, on the Long Trail – the trail that is always new.
   Смиримся, девочка, с шатрами Сима,
   Нет благостнее крова.
   Пора нам вернуться на старый путь, наш путь, открытый путь.
   Нам пора, пора, он ждет нас – долгий путь и вечно новый.
It's North you may run to the rime-ringed sun,
 Or South to the blind Horn's hate;
Or East all the way into Mississippi Bay,
 Or West to the Golden Gate;
    Where the blindest bluffs hold good, dear lass,
    And the wildest tales are true,
    And the men bulk big on the old trail, our own trail, the out trail,
    And life runs large on the Long Trail – the trail that is always new.
Слышишь, север нас ждет – в снежном нимбе восход,
  Юг – там Горна враждебные рати,
По пути на Восток – Миссисипи поток,
  Золотые врата – на Закате.
    Там скалы, девочка, удержат смелых,
    Там лгать не умеет слово;
    Всегда многолюден он – старый путь, наш путь, открытый путь,
    Он живет великой жизнью – долгий путь и вечно новый.
The days are sick and cold, and the skies are gray and old,
 And the twice-breathed airs blow damp;
And I'd sell my tired soul for the bucking beam-sea roll
 Of a black Bilbao tramp;
    With her load-line over her hatch, dear lass,
    And a drunken Dago crew,
    And her nose held down on the old trail, our own trail, the out trail
    From Cadiz Bar on the Long Trail – the trail that is always new.
Кратки наши дни и серы, небеса мрачны без меры,
  Воздух ловишь ртом, как рыбы.
Разве жаль души усталой? Продал бы ее, пожалуй,
  За Бильбаосские глыбы.
    Там, девочка, тюки плывут над морем,
    Пьян с утра народ портовый, –
    Корабль навострился на старый путь наш путь, открытый путь,
    Путь из бухты Кадикса к югу – долгий путь и вечно новый.
There be triple ways to take, of the eagle or the snake,
 Or the way of a man with a maid;
But the fairest way to me is a ship's upon the sea
 In the heel of the North-East Trade.
    Can you hear the crash on her bows, dear lass,
    And the drum of the racing screw,
    As she ships it green on the old trail, our own trail, the out trail,
    As she lifts and 'scends on the Long Trail – the trail that is always new?
Путь орлиный, путь змеиный, путь жены и путь мужчины –
  Их пути втройне опасны,
Но торговыми судами к Осту синими путями
  Плыть воистину прекрасно!
    Слышь, девочка: то звон цепей, то грохот
    Барабана бортового?
    Они нас торопят на старый путь, наш путь, открытый путь,
    Путь подъемов, путь падений, старый путь и вечно новый.
See the shaking funnels roar, with the Peter at the fore,
 And the fenders grind and heave,
And the derricks clack and grate, as the tackle hooks the crate,
 And the fall-rope whines through the sheave;
    It's "Gang-plank up and in," dear lass,
    It's "Hawsers warp her through!"
    And it's "All clear aft" on the old trail, our own trail, the out trail,
    We're backing down on the Long Trail – the trail that is always new.
Чу! Труба взревела в доке; взвился синий флаг на фоке;
  Кранцы трудятся ретиво.
Блещут и скрежещут стрелы, груз подносят то и дело,
  И похныкивают шкивы.
    Ну, девочка, принять живее сходни!
    А теперь отдать швартовы!
    Опять мы выходим на старый путь, наш путь, открытый путь.
    Отдан кормовой! Пора нам в долгий путь и вечно новый!
O the mutter overside, when the port-fog holds us tied,
 And the sirens hoot their dread!
When foot by foot we creep o'er the hueless viewless deep
 To the sob of the questing lead!
    It's down by the Lower Hope, dear lass,
    With the Gunfleet Sands in view,
    Till the Mouse swings green on the old trail, our own trail, the out trail,
    And the Gull Light lifts on the Long Trail – the trail that is always new.
Вдалеке раскаты грома, и туман нас держит дома
  Под протяжный вой сирены.
Медлим. Глубоко здесь, что ли? И ответит, глубоко ли,
  Лоцман, вынув лот из пены.
    Что ж, девочка! Минуем Мыс и Ганфлит;
    Мимо знака мелевого
    У Миусской банки – на старый путь, наш путь, открытый путь,
    Высветлит нам факел Гулля долгий путь и вечно новый!
O the blazing tropic night, when the wake's a welt of light
 That holds the hot sky tame,
And the steady fore-foot snores through the planet-powdered floors
 Where the scared whale flukes in flame!
    Her plates are scarred by the sun, dear lass,
    And her ropes are taut with the dew,
    For we're booming down on the old trail, our own trail, the out trail,
    We're sagging south on the Long Trail – the trail that is always new.
Мы проснемся южной ночью, чтобы увидать воочью
  Звезд тропических метели –
И как вдруг взовьется в воздух,
  Чтобы выкупаться в звездах,
    Черный кит с гарпуном в теле.
    Ах, девочка, как он блеснул зубами... Но уж вот узлы готовы
    Тугие от влаги... О старый путь, наш путь, открытый путь...
    Юг, прощай! Опять пора нам в долгий путь и вечно новый!
Then home, get her home, where the drunken rollers comb,
 And the shouting seas drive by,
And the engines stamp and ring, and the wet bows reel and swing,
 And the Southern Cross rides high!
    Yes, the old lost stars wheel back, dear lass,
    That blaze in the velvet blue.
    They're all old friends on the old trail, our own trail, the out trail,
    They're God's own guides on the Long Trail – the trail that is always new.
Родина зовет вернуться, о причал буруны бьются,
  Море бьет о борт волнами,
Все трясется от работы – кинув якоря в высоты,
  Взнесся Южный Крест над нами.
    Глянь, девочка, назад качнулись звезды,
    Взвился плюш небес лиловый.
    Смотрят светила на старый путь, наш путь, открытый путь –
    Люб Господним провожатым долгий путь и вечно новый!
Fly forward, O my heart, from the Foreland to the Start –
 We're steaming all-too slow,
And it's twenty thousand mile to our little lazy isle
 Where the trumpet-orchids blow!
    You have heard the call of the off-shore wind,
    And the voice of the deep-sea rain;
    You have heard the song – how long! how long?
    Pull out on the trail again!
Сердце, приготовься к старту с Фореленда к мысу Старту.
  Как мы тянемся лениво...
Двадцать тысяч миль соленых
  Плыть, пока с полей зелёных
    Донесутся труб призывы.
    Ветер с гор ревет – он тебя зовет,
    Дождь колотится морю в грудь,
    И поет вода: «Ну, когда, когда мы опять соберемся в путь?»
The Lord knows what we may find, dear lass,
And The Deuce knows what we may do –
But we're back once more on the old trail, our own trail, the out trail,
We're down, hull down on the Long Trail – the trail that is always new.
Бог, девочка, познал, как мы отважны,
Черт познал, как непутевы.
Еще раз вернемся на старый путь, наш путь, открытый путь
(Скрылась с глаз верхушка мачты) – долгий путь и вечно новый.
Переводчик: 
Шарапова Алла Всеволодовна

Поиск по сайту