Navigation

Яндекс.Метрика

L'Envoi (To "Barrack-Room Ballads")

Дальний Путь

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Натальи Лебедевой

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

L'Envoi (To "Barrack–Room Ballads") Дальний Путь
There's a whisper down the field where the year has shot her yield,
 And the ricks stand gray to the sun,
Singing: – "Over then, come over, for the bee has quit the clover,
 And your English summer's done."
    You have heard the beat of the off–shore wind,
    And the thresh of the deep–sea rain;
    You have heard the song – how long! how long?
    Pull out on the trail again!
Слышен шорох средь лугов, в сжатом поле меж стогов
Снова солнце косо легло,
В клевере не видно пчел, шепчут поле, луг и дол:
"Англичане, лето прошло".
    Крепчая, ветер над морем шумит,
    И волн не стихает хор –
    Песня дальних морей: "Скорей, скорей,
    В путь, в открытый простор!"
   Ha' done with the Tents of Shem, dear lass,
   We've seen the seasons through,
   And it's time to turn on the old trail, our own trail, the out trail,
   Pull out, pull out, on the Long Trail – the trail that is always new.
С шатрами Сима, милашка моя,
Расстаться душа вольна.
Окончена жатва, пред нами путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
Снова пора нам в Дальний Путь, новый во все времена.
It's North you may run to the rime–ringed sun,
 Or South to the blind Horn's hate;
Or East all the way into Mississippi Bay,
 Or West to the Golden Gate;
    Where the blindest bluffs hold good, dear lass,
    And the wildest tales are true,
    And the men bulk big on the old trail, our own trail, the out trail,
    And life runs large on the Long Trail – the trail that is always new.
Снова нас к себе зовет бухта Золотых Ворот,
Мексиканский зовет залив,
Ждет нас север, где всегда солнце холоднее льда,
Ждет мыс Горн, суров и гневлив.
    Там круты берега, милашка моя,
    И соли хлебнешь сполна,
    Там мужают люди, идущие в путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    И длиною в жизнь лежит Дальний Путь, новый во все времена.
The days are sick and cold, and the skies are gray and old,
 And the twice–breathed airs blow damp;
And I'd sell my tired soul for the bucking beam–sea roll
 Of a black Bilbao tramp;
    With her load–line over her hatch, dear lass,
    And a drunken Dago crew,
    And her nose held down on the old trail, our own trail, the out trail
    From Cadiz Bar on the Long Trail – the trail that is always new.
Эти дни тусклы, больны, а туманы холодны,
В серой мороси спит причал,
Душу я в заклад отдам, чтоб меня по всем морям
Пароход двухтрубный качал,
    Что гружен под завязку, милашка моя,
    Чья команда лихая хмельна,
    Он ложится на курс и уходит в путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    На юг из Кадиса в Дальний Путь, новый во все времена.
There be triple ways to take, of the eagle or the snake,
 Or the way of a man with a maid;
But the fairest way to me is a ship's upon the sea
 In the heel of the North–East Trade.
    Can you hear the crash on her bows, dear lass,
    And the drum of the racing screw,
    As she ships it green on the old trail, our own trail, the out trail,
    As she lifts and 'scends on the Long Trail – the trail that is always new?
Ползать змею суждено, а орлу летать дано,
Человеку – искать жену,
Но счастливей пароход, что кренясь идет вперед,
Зарываясь носом в волну.
    Грохочет винт, милашка моя,
    И бьет в обшивку волна,
    Средь пенных равнин мы держим путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    С ветром уходим в Дальний Путь, новый во все времена.
See the shaking funnels roar, with the Peter at the fore,
 And the fenders grind and heave,
And the derricks clack and grate, as the tackle hooks the crate,
 And the fall–rope whines through the sheave;
    It's "Gang–plank up and in," dear lass,
    It's "Hawsers warp her through!"
    And it's "All clear aft" on the old trail, our own trail, the out trail,
    We're backing down on the Long Trail – the trail that is always new.
Трубы черные пыхтят, кранцы подпевают в лад,
На причале брань работяг,
"Майна!" – полон третий трюм, вот умолк погрузки шум,
И взвивается синий флаг.
    Приняли сходни, милашка моя,
    Команда уже слышна:
    "Отдать швартовы!" – и с Богом в путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    Снова уходим в Дальний Путь, новый во все времена.
O the mutter overside, when the port–fog holds us tied,
 And the sirens hoot their dread!
When foot by foot we creep o'er the hueless viewless deep
 To the sob of the questing lead!
    It's down by the Lower Hope, dear lass,
    With the Gunfleet Sands in view,
    Till the Mouse swings green on the old trail, our own trail, the out trail,
    And the Gull Light lifts on the Long Trail – the trail that is always new.
Сквозь туман едва ползем, не видать ни зги кругом,
Надрываясь, гудок ревет,
Весь фарватер облегла белая слепая мгла,
То и дело хлюпает лот.
    Вон мыс Лоуэр–Хоуп, милашка моя,
    Вон отмель Ганфлит видна,
    И нас маяки провожают в путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    И снова пред нами Дальний Путь, новый во все времена.
O the blazing tropic night, when the wake's a welt of light
 That holds the hot sky tame,
And the steady fore–foot snores through the planet–powdered floors
 Where the scared whale flukes in flame!
    Her plates are scarred by the sun, dear lass,
    And her ropes are taut with the dew,
    For we're booming down on the old trail, our own trail, the out trail,
    We're sagging south on the Long Trail – the trail that is always new.
Блеск тропических ночей! За кормой струя огней
Затмевает небесный свет,
Море звездами горит, в пламени ныряет кит,
Оставляя искристый след.
    Борта облупились, милашка моя,
    Оснастка просолена,
    И в штиль, и в бурю мы держим путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    Уводит нас к югу Дальний Путь, новый во все времена.
Then home, get her home, where the drunken rollers comb,
 And the shouting seas drive by,
And the engines stamp and ring, and the wet bows reel and swing,
 And the Southern Cross rides high!
    Yes, the old lost stars wheel back, dear lass,
    That blaze in the velvet blue.
    They're all old friends on the old trail, our own trail, the out trail,
    They're God's own guides on the Long Trail – the trail that is always new.
Курс зюйд–вест и полный ход, клюзы пеной обдает,
И машина гулко стучит,
Средь рокочущих зыбей нас валяет все сильней,
Южный Крест поднялся в зенит.
    И пятятся звезды, милашка моя,
    Встают по местам, как одна,
    Сверкая во мраке, ведут нас в путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
    По Божьей Воле – в Дальний Путь, новый во все времена.
Fly forward, O my heart, from the Foreland to the Start –
 We're steaming all–too slow,
And it's twenty thousand mile to our little lazy isle
 Where the trumpet–orchids blow!
    You have heard the call of the off–shore wind,
    And the voice of the deep–sea rain;
    You have heard the song – how long! how long?
    Pull out on the trail again!
Вдаль, о сердце, устремись, с мысом Форленд разминись,
Двадцать тысяч миль одолей,
Ах, как он пока далек, тот блаженный островок,
Где ждут раструбы орхидей!
    И снова ветер над морем шумит,
    И волн раздается хор –
    Слышу зов морей: "Скорей, скорей,
    В путь, в открытый простор!"
The Lord knows what we may find, dear lass,
And The Deuce knows what we may do –
But we're back once more on the old trail, our own trail, the out trail,
We're down, hull down on the Long Trail – the trail that is always new.
Бог весть в чем удача, милашка моя,
Черт знает почем она, –
Но снова уходим, уходим в путь, наш исконный путь, наш извечный путь,
Нас ждет горизонт и Дальний Путь, новый во все времена!
Переводчик: 
Лебедева Наталья

Поиск по сайту