Navigation

Яндекс.Метрика

Song of Diego Valdez

Песня Диего Вальдеса

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

Перевела Оношкович-Яцына Ада Ивановна

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Song of Diego Valdez (1902) Песня Диего Вальдеса
The God of Fair Beginnings
  Hath prospered here my hand –
The cargoes of my lading,
  And the keels of my command.
For out of many ventures
  That sailed with hope as high,
My own have made the better trade,
  And Admiral am I.
Веселый бог Удачи
Умножил мой доход,
Мои – товары в трюмах,
И мой – богатый флот.
Хоть многие отплыли
В далекие края,
Мой оказался лучшим путь
И Адмиралом – я.
To me my King's much honour,
  To me my people's love –
To me the pride of Princes
  And power all pride above;
To me the shouting cities,
  To me the mob's refrain: –
"Who knows not noble Valdez
  "Hath never heard of Spain."
Меня Король ласкает
И любит мой народ,
Мне княжеская гордость
И княжеский почет.
Мной города гордятся,
Мне чернь давно поет:
«Кто Вальдеса не знает,
Не много знает тот!»
But I remember comrades –
  Old playmates on new seas –
Whenas we traded orpiment
  Among the savages –
A thousand leagues to south'ard
  And thirty years removed –
They knew nor noble Valdez,
  But me they knew and loved.
Но помнятся мне други
Среди чужих морей,
Когда мы торговали
Средь голых дикарей,
Шесть тысяч миль южнее,
И тридцать лет назад.
Я был для них не Вальдес,
Но их любимый брат.
Then they that found good liquor,
  They drank it not alone,
And they that found fair plunder,
  They told us every one,
About our chosen islands
  Or secret shoals between,
When, weary from far voyage,
  We gathered to careen.
Кому вино досталось,
Тот пил среди друзей.
А кто нашел добычу,
Тот говорил о ней
У островов заветных,
Вблизи подводных скал,
Когда, устав с дороги,
Флот мирно отдыхал.
There burned our breaming-fagots
  All pale along the shore:
There rose our worn pavilions –
  A sail above an oar:
As flashed each yeaming anchor
  Through mellow seas afire,
So swift our careless captains
  Rowed each to his desire.
Там от костров дымились
Прибрежные леса,
Там мы вздымали стяги –
На веслах паруса.
Как блещет быстрый якорь,
Стремя ко дну канат,
Так мчались капитаны
Куда глаза глядят.
Where lay our loosened harness?
  Where turned our naked feet?
Whose tavern 'mid the palm-trees?
  What quenchings of what heat?
Oh, fountain in the desert!
  Oh, cistern in the waste!
Oh, bread we ate in secret!
  Oh, cup we spilled in haste!
Где мы снимали шпаги?
Куда лежал наш путь?
Чей кров под тенью пальмы
Манил нас отдохнуть?
О, чистый ключ в пустыне!
О, криница в степях!
О, ломоть хлеба втайне!
О, чарка второпях!
The youth new-taught of longing,
  The widow curbed and wan,
The goodwife proud at season,
  And the maid aware of man –
All souls unslaked, consuming,
  Defrauded in delays,
Desire not more their quittance
  Than I those forfeit days!
Познавший негу мальчик,
Вдова, чья жизнь темна,
Невеста в цвете силы
И гордая жена,
Все те, кого снедают
Жестокие огни,
Не так зовут блаженство,
Как я – былые дни!
I dreamed to wait my pleasure
  Unchanged my spring would bide:
Wherefore, to wait my pleasure,
  I put my spring aside
Till, first in face of Fortune,
  And last in mazed disdain,
I made Diego Valdez
  High Admiral of Spain.
Я думал – будет время,
Мне не изменит пыл,
И, выжидая радость,
Весну я отложил.
И вот сперва в гордыне,
Потом в тоске узнал,
Что я – Диего Вальдес,
Верховный Адмирал!
Then walked no wind 'neath Heaven
  Nor surge that did not aid –
I dared extreme occasion,
  Nor ever one betrayed.
They wrought a deeper treason –
  (Led seas that served my needs!)
They sold Diego Valdez
  To bondage of great deeds.
С тех пор служил мне ветер
И каждый взлет волны,
И что бы ни дерзал я,
Они всегда верны,
Но скрыта в них измена
(Так океан хотел!)
И Вальдес ими продан
В неволю славных дел.
The tempest flung me seaward,
  And pinned and bade me hold
The course I might not alter –
 And men esteemed me bold!
The calms embayed my quarry,
  The fog-wreath sealed his eyes;
The dawn-wind brought my topsails –
  And men esteemed me wise!
Меня бросала буря
То вверх, то вниз, и был
Мой путь во власти ветра,
А я великим слыл.
Застрявшую добычу
Туман держал кольцом,
Мне дул попутный ветер,
И слыл я мудрецом.
Yet, 'spite my tyrant triumphs,
  Bewildered, dispossessed –
My dream held I beore me
  My vision of my rest;
But, crowned by Fleet and People,
  And bound by King and Pope –
Stands here Diego Valdez
  To rob me of my hope.
Но, несмотря на славу,
Ограблен, сбит с пути,
Я грезил неустанно
Покой себе найти.
Но тот, кто венчан Флотом,
Кого ласкает двор,
Он здесь, Диего Вальдес,
Моей надежды вор!
No prayer of mine shall move him.
  No word of his set free
The Lord of Sixty Pennants
  And the Steward of the Sea.
His will can loose ten thousand
  To seek their loves again –
But not Diego Valdez,
  High Admiral of Spain.
Мольбы его не тронут,
Он камня холодней,
Владыка сотни флагов
И старшина морей.
Его отпущен словом,
Кто к милой не стучал?
Но не Диего Вальдес,
Верховный Адмирал!
There walks no wind 'neath Heaven
   Nor wave that shall restore
The old careening riot
  And the clamorous, crowded shore –
The fountain in the desert,
  The cistern in the waste,
The bread we ate in secret,
  The cup we spilled in haste.
Нет больше волн у моря
И у небес ветров,
Чтобы вернуть наш отдых
У шумных берегов –
И чистый ключ в пустыне,
И криницу в степях,
И ломоть хлеба втайне,
И чарку второпях.
Now call I to my Captains –
  For council fly the sign –
Now leap their zealous galleys,
  Twelve-oared, across the brine.
To me the straiter prison,
  To me the heavier chain –
To me Diego Valdez,
  High Admiral of Spain!
Я кликнул Капитанов –
Держать совет сейчас,
Несутся их галеры,
Двенадцать весел враз.
Я тесную темницу,
Я тяготу кандал
Приму – Диего Вальдес,
Верховный Адмирал.
Переводчик: 
Оношкович-Яцына Ада Ивановна

Поиск по сайту