Navigation

Яндекс.Метрика

The Ballad of the "Bolivar"

Баллада о «Боливаре»

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ибрагимова Алева Шакировича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

The Ballad of the "Bolivar" Баллада о «Боливаре»
Seven men from all the world back to Docks again,
Rolling down the Ratcliffe Road drunk and raising Cain:
Give the girls another drink 'fore we sign away –
We that took the "Bolivar" out across the Bay!
Семеро парней бывалых – в экипаже нашем.
Мы идем в кабак. Горланим песни. Ералашим,
Пей, гуляй сегодня вволю, на ногах нетверд:
«Боливар» благополучно возвратился в порт.
We put out from Sunderland loaded down with rails;
 We put back to Sunderland 'cause our cargo shifted;
We put out from Sunderland – met the winter gales –
 Seven days and seven nights to The Start we drifted.
Мы грузились в Сандерленде, взяли рельсы, шпалы.
Груз уложен был так плохо: только отошли –
И назад. Опять отплыли. Зимний ветер шалый
Гнал обратно наше судно, чуть не до земли.
    Racketing her rivets loose, smoke-stack white as snow,
    All the coals adrift adeck, half the rails below,
    Leaking like a lobster-pot, steering like a dray –
    Out we took the Bolivar, out across the Bay!
Расшатались все заклепки. В дьявольском безумье
Перекатывались рельсы, все крушили в трюме.
Прохудившееся днище. Крен на левый борт.
Туго нам пришлось – и все же мы вернулись в порт.
One by one the Lights came up, winked and let us by;
 Mile by mile we waddled on, coal and fo'c'sle short;
Met a blow that laid us down, heard a bulkhead fly;
 Left the Wolf behind us with a two-foot list to port.
Затрещала от удара, слышим, переборка.
Подлатать бы, да нет мочи – все наперечет.
Шли да шли мы, а однажды было: вся семерка
Помахала дружно «Волку»: дескать, тихоход!
    Trailing like a wounded duck, working out her soul;
    Clanging like a smithy-shop after every roll;
    Just a funnel and a mast lurching through the spray –
    So we threshed the Bolivar out across the Bay!
«Боливар» наш полз, качаясь валко, точно утка.
Гром на нем стоял, что в кузне, – слышать было жутко.
Но пускай с истошным воем бесновался норд,
Мы прошли залив Бискайский – и вернулись в порт.
'Felt her hog and felt her sag, betted when she'd break;
 Wondered every time she raced if she'd stand the shock;
Heard the seas like drunken men pounding at her strake;
 Hoped the Lord 'ud keep His thumb on the plummer-block.
На весу, кряхтя натужно, прогибался корпус.
Спорила братва, как долго выдержит каркас.
И когда над нами волны нависали, взгорбясь,
«Боже, вал гребной помилуй!» – мы молились враз.
    Banged against the iron decks, bilges choked with coal;
    Flayed and frozen foot and hand, sick of heart and soul;
    'Last we prayed she'd buck herself into judgment Day –
    Hi! we cursed the Bolivar knocking round the Bay!
Ноги – в ссадинах, ушибах, на руках – мозоли.
До костей мы все продрогли, наглотались соли.
Думал, верно, заполучит наши души черт, –
Дал промашку он, однако, – мы вернулись в порт.
O her nose flung up to sky, groaning to be still –
 Up and down and back we went, never time for breath;
Then the money paid at Lloyds' caught her by the heel,
 And the stars ran round and round dancin' at our death!
Задирался нос – и в пропасть рушился с налету.
Так весь день без передышки. Дело было дрянь.
Лишь деньжонки страховые, плаченные Ллойду,
На плаву держали нашу старую лохань.
    Aching for an hour's sleep, dozing off between;
    'Heard the rotten rivets draw when she took it green;
    'Watched the compass chase its tail like a cat at play –
    That was on the Bolivar, south across the Bay!
Как собачий хвост, вертелась компасная стрелка.
Скрип закрепок все слышнее. Ну и переделка!
День и ночь над нами черный небосвод простерт.
И хлебнули же мы горя, возвращаясь в порт!
Once we saw between the squalls, lyin' head to swell –
 Mad with work and weariness, wishin' they was we –
Some damned Liner's lights go by like a grand hotel;
 Cheered her from the Bolivar swampin' in the sea.
Как-то ночью, видим, белый пароход-красавец
Весь в огнях, при полном штиле, шпарит прямиком
Нам навстречу. Близко-близко он прошел – и зависть
Стиснула клещами сердце. Нам бы на таком!
    Then a greybeard cleared us out, then the skipper laughed;
    "Boys, the wheel has gone to Hell – rig the winches aft!
    Yoke the kicking rudder-head – get her under way!"
    So we steered her, pully-haul, out across the Bay!
Вышел шкипер их из рубки да как гаркнет басом:
«Прикрутите руль, ребята, оторвется часом!»
Он куражился над нами, сам собою горд.
Только зря он скалил зубы – мы вернулись в порт.
Just a pack o' rotten plates puttied up with tar,
In we came, an' time enough, 'cross Bilbao Bar.
    Overloaded, undermanned, meant to founder, we
    Euchred God Almighty's storm, bluffed the Eternal Sea!
Разошлись листы обшивки – конопать все щели.
Проскочили мы Бильбао, сзади рифы, мели.
Слава богу, не достались рыбам на подкорм.
Ловко мы надули море в этот чертов шторм!
Seven men from all the world back to town again,
Rollin' down the Ratcliffe Road drunk and raising Cain:
Seven men from out of Hell.  Ain't the owners gay,
'Cause we took the "Bolivar" safe across the Bay?
Семеро парней бывалых – в экипаже нашем.
Мы идем в кабак. Горланим песни. Ералашим.
Рад хозяин – он лакает виски первый сорт:
«Боливар» благополучно возвратился в порт.
Переводчик: 
Ибрагимов Алев Шакирович

Поиск по сайту