Navigation

Яндекс.Метрика

The Song of the Dead

Песня мертвых

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

The Song of the Dead Песня мертвых
Hear now the Song of the Dead – in the North by the torn berg-edges – 
They that look still to the Pole, asleep by their hide-stripped sledges.
Song of the Dead in the South – in the sun by their skeleton horses,
Where the warrigal whimpers and bays through the dust of the sere river-courses.

Song of the Dead in the East – in the heat-rotted jungle hollows,
Where the dog-ape barks in the kloof – in the brake of the buffalo-wallows.
Song of the Dead in the West – in the Barrens, the snow that betrayed them,
Where the wolverine tumbles their packs from the camp and the grave-mound they made them;

          Hear now the Song of the Dead!
Ныне слушайте Песню Мертвых – там, где Север, льда горят грани,
Спят искатели, глядя на Полюс, рядом – крытые кожей сани.
Песня Мертвых звучит на Юге – солнцем русла сухие прогреты,
Там останки коней лижет динго, воет, видя людей скелеты.

Песня Мертвых звучит на Востоке – в джунглях влажных, гнилых и буйных,
Где в ущельях вопят павианы, в грязной луже нежится буйвол.
Песня Мертвых над Западом – пустошь, что украла пришельцев силы,
Где тюки потрошат росомахи, вырывая из волглой могилы.

Ныне слушайте Песню Мертвых!
                             I.
We were dreamers, dreaming greatly, in the man-stifled town;
We yearned beyond the skyline where the strange roads go down.
Came the Whisper, came the Vision, came the Power with the Need.
Till the Soul that is not man's soul was lent us to lead.
As the deer breaks – as the steer breaks – from the herd where they graze,
In the faith of little children we went on our ways.
Then the wood failed – then the food failed – then the last water dried – 
In the faith of little children we lay down and died.
On the sand-drift – on the veldt-side – in the fern-scrub we lay,
That our sons might follow after by the bones on the way.
Follow after – follow after! We have watered the root,
And the bud has come to blossom that ripens for fruit!
Follow after – we are waiting by the trails that we lost
For the sound of many footsteps, for the tread of a host.
Follow after – follow after – for the harvest is sown:
By the bones about the wayside ye shall come to your own!
                             I.
Грезили мы – звали грезы прочь из людных городов,
Мнилось нам – за горизонтом странный, новый путь готов.
Слух пришел, пришло Виденье, Воля, что родит Дела,
И Душа – не нашим ровня – за собой нас повела.
Как телята – как олешки – скучно в стаде было нам –
С верой детскою, наивной шли мы по путям.
Кончились дрова – припасы – и закончилась вода,
С верой детскою, наивной гибли мы тогда.
В прериях, в песках и дебрях соглашались мы уснуть,
Чтобы сыновья шли следом, по костям сверяя путь.
Следом – следом поспешите! Нами корень орошен,
Пусть плоды приносит древо, раскроется бутон.
Следом! Ждем давно мы, лежа у истоптанных дорог,
Шума голосов хозяйских, шума многих новых ног.
Следом, следом поспешите – наши зерна в борозде,
Мы костями застолбили вам владения везде!
     When Drake went down to the Horn
         And England was crowned thereby,
     'Twixt seas unsailed and shores unhailed
         Our Lodge – our Lodge was born
         (And England was crowned thereby).
     Когда Дрейк дошел к мысу Горн,
         Тем самым дав Англии власть,
     Между новых валов и пустых берегов
         Наш Дом – наш Союз был рожден
         (Тем самым дав Англии власть!)
     Which never shall close again
         By day nor yet by night,
     While man shall take his life to stake
         At risk of shoal or main
         (By day nor yet by night).
     Чья вовек не закроется дверь,
         Ни ночью, ни солнечным днем,
     Если сможет герой рискнуть головой
         За моря, не страшась потерь
         (Ни ночью, ни солнечным днем!)
     But standeth even so
         As now we witness here,
     While men depart, of joyful heart,
         Adventure for to know.
         (As now bear witness here).
     Но быть Дому вечно живым,
         И в том поклянемся сейчас,
     Если в вольный полёт – радость в сердце поёт –
         Приключеньям навстречу спешим
         (И в этом клянемся сейчас!)
                      II.
     We have fed our sea for a thousand years
         And she calls us, still unfed,
     Though there's never a wave of all her waves
         But marks our English dead:
     We have strawed our best to the weed's unrest
         To the shark and the sheering gull.
     If blood be the price of admiralty,
         Lord God, we ha' paid in full!
                      II.
     Наше море кормили мы тысячу лет,
         Но, голодное, стонет оно,
     И любая волна – словно памятный знак
         Англичанам, ушедшим на дно.
     Лучших кинули здесь в тины мерзкую взвесь –
         Чайкам радость, акулам кусок;
     Если кровь – цена превосходству,
         Господь, мы платили в срок!
     There's never a flood goes shoreward now
         But lifts a keel we manned;
     There's never an ebb goes seaward now
         But drops our dead on the sand – 
     But slinks our dead on the sands forlore,
         From The Ducies to the Swin.
     If blood be the price of admiralty,
     If blood be the price of admiralty,
         Lord God, we ha' paid it in!
     Набегая, от нас вдаль уносит волна
         Корабли, корабли без конца,
     Отступая, для нас оставляет волна
         На прибрежном песке мертвеца –
     От Дюсси и до Свина – найдешь везде
         На унылом береге труп;
     Если кровь – цена превосходству,
     Если кровь – цена превосходству,
         Господь, никто не был скуп!
     We must feed our sea for a thousand years,
         For that is our doom and pride,
     As it was when they sailed with the Golden Hind
         Or the wreck that struck last tide – 
     Or the wreck that lies on the spouting reef
         Where the ghastly blue-lights flare.
     If blood be the price of admiralty,
     If blood be the price of admiralty,
     If blood be the price of admiralty,
         Lord God, we ha' bought it fair!
     Наше море кормить нам тысячи лет,
         В этом все – и гордость и честь.
     Было так, когда шла «Золотая лань»,
         И в сегодняшних бедах так есть.
     Ныне призрачный свет запылал на скале,
         И крушит корабли риф седой;
     Если кровь – цена превосходству,
     Если кровь – цена превосходству,
     Если кровь – цена превосходству,
         Господь, мы заплатим собой!
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту