Navigation

Яндекс.Метрика

Oonts

Верблюды

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Ермакова Эдуарда Юрьевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Oonts
(Northern India Transport Train)
Верблюды
(Транспортная Служба, Северная Индия)
Wot makes the soldier's 'eart to penk, wot makes 'im to perspire?
It isn't standin' up to charge nor lyin' down to fire;
But it's everlastin' waitin' on a everlastin' road
For the commissariat camel an' 'is commissariat load.
Солдату сердце треплет что, и что бросает в пот?
Не на посту весь день стоять, не в бой ползти, как крот:
Нет, это вечная дорога, засады вечный вкус,
Верблюдов интендантских стадо, интендантский груз.
    O the oont[1], O the oont, O the commissariat oont!
     With 'is silly neck a-bobbin' like a basket full o' snakes;
    We packs 'im like an idol, an' you ought to 'ear 'im grunt,
     An' when we gets 'im loaded up 'is blessed girth-rope breaks.
     Эх ты, унт, вот так унт, интендантский наш верблюд!
     У него вся в складках шея, будто в сумке сто гадюк,
     И урчит он, и толкает, нагрузить – чертовский труд,
     А когда готов наш идол, так конечно – лопнул тюк!
Wot makes the rear-guard swear so 'ard when night is drorin' in,
An' every native follower is shiverin' for 'is skin?
It ain't the chanst o' being rushed by Paythans from the 'ills,
It's the commissariat camel puttin' on 'is bloomin' frills!
Охрана почему клянет всю ночь любого и за всё,
В мурашках почему индус, почто его трясет?
Нет, не пайтанский дикий горец полк берет в ножи,
А интендантский наш верблюд трясет свои брыжи!
    O the oont, O the oont, O the hairy scary oont!
     A-trippin' over tent-ropes when we've got the night alarm!
    We socks 'im with a stretcher-pole an' 'eads 'im off in front,
     An' when we've saved 'is bloomin' life 'e chaws our bloomin' arm.
     Эх ты, унт, вот так унт, волосатый черт верблюд!
     По палаткам резво скачет, в нападенья час ночной!
     Палкой бьем, и в тыл толкаем, с ног снимаем петли пут,
     Так спасаем жизнь мерзавцу, а он брызжет в нас слюной!
The 'orse 'e knows above a bit, the bullock's but a fool,
The elephant's a gentleman, the battery-mule's a mule;
But the commissariat cam-u-el, when all is said an' done,
'E's a devil an' a ostrich an' a orphan-child in one.
У лошади в мозгах есть толк, а бык – совсем дурак,
Слон – джентльмен, а наш ишак... так, полковой ишак.
Но ты, верблюдец интендантский, когда звучит приказ,
Сойдешь за черта, австрияка и блудное дитя зараз!
    O the oont, O the oont, O the Gawd-forsaken oont!
     The lumpy-'umpy 'ummin'-bird a-singin' where 'e lies,
    'E's blocked the whole division from the rear-guard to the front,
     An' when we get him up again – the beggar goes an' dies!
     Эх ты, унт, вот так унт, Богом меченый верблюд!
     Кривоногий наш колибри, хриплогласый, полный блох!
     Встал дивизии преградой, и полкам и патрулю,
     Наконец-то оттащили – тут бродяга взял и сдох!
'E'll gall an' chafe an' lame an' fight – 'e smells most awful vile;
'E'll lose 'isself for ever if you let 'im stray a mile;
'E's game to graze the 'ole day long an' 'owl the 'ole night through,
An' when 'e comes to greasy ground 'e splits 'isself in two.
Бурчит, ревет, и вечно зол, и вонью душит нас,
Совсем заблудится болван, возьми, оставь на час!
Весь день жует зараза сено, в ночь шарит по буграм,
А дашь на травке отожраться – лопнет пополам!
    O the oont, O the oont, O the floppin', droppin' oont!
     When 'is long legs give from under an' 'is meltin' eye is dim,
    The tribes is up be'ind us, and the tribes is out in front –
     It ain't no jam for Tommy, but it's kites an' crows for 'im.
     Эх ты, унт, вот так унт, растакой сякой верблюд!
     Если ноги ты протянешь, и глаза затопит муть –
     Не охотою за Томми нас окружит местный люд,
     Но стервятники слетятся, от тебя кусок щипнуть.
So when the cruel march is done, an' when the roads is blind,
An' when we sees the camp in front an' 'ears the shots be'ind,
Ho! then we strips 'is saddle off, and all 'is woes is past:
'E thinks on us that used 'im so, and gets revenge at last.
Когда окончен тяжкий рейс, и поезд невредим,
И пули свищут за спиной, но лагерь впереди,
Хо! Тут конец бедняжки мукам, и сняли мы седло,
А он, обиды нам припомнив, задумывает зло.
    O the oont, O the oont, O the floatin', bloatin' oont!
     The late lamented camel in the water-cut 'e lies;
    We keeps a mile be'ind 'im an' we keeps a mile in front,
     But 'e gets into the drinkin'-casks, and then o' course we dies.
     Эх ты, унт, вот так унт, раскурдюк – бурдюк верблюд!
     Миля перед, миля сзади – охраняй тебя, стервец!
     Грязной тушей лег ублюдок в неглубокий, теплый пруд,
     Гнусь с него попала в бочки, и всему полку – конец.
1. Camel: – oo is pronounced like u in "bull", but by Mr. Atkins to
                rhyme with "front".
oont – Верблюд:  oo в этом слове произносится как u в 
          слове "bull", но солдаты рифмуют oont с "front".
Переводчик: 
Ермаков Эдуард Юрьевич

Поиск по сайту