Navigation

Яндекс.Метрика

Oonts

Верблюд

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Тхоржевского Сергея Сергеевича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Oonts
(Northern India Transport Train)
Верблюд
Wot makes the soldier's 'eart to penk, wot makes 'im to perspire?
It isn't standin' up to charge nor lyin' down to fire;
But it's everlastin' waitin' on a everlastin' road
For the commissariat camel an' 'is commissariat load.
Что нас, солдат, вгоняет в пот, пронзает, как ножом?
Нет, не сигнал «в атаку марш!» под бешеным огнем,
Но ожиданье без конца на выжженной дороге,
Пока верблюд навстречу нам переставляет ноги.
    O the oont[1], O the oont, O the commissariat oont!
     With 'is silly neck a-bobbin' like a basket full o' snakes;
    We packs 'im like an idol, an' you ought to 'ear 'im grunt,
     An' when we gets 'im loaded up 'is blessed girth-rope breaks.
     О верблюд, о верблюд, интендантский наш верблюд,
     Чья шея, как змея в мешке, качается с натуги!
     Его мы вьючим – он ворчит. Когда ж его толкнут,
     Он не спеша поднимет вьюк и оборвет подпруги.
Wot makes the rear-guard swear so 'ard when night is drorin' in,
An' every native follower is shiverin' for 'is skin?
It ain't the chanst o' being rushed by Paythans from the 'ills,
It's the commissariat camel puttin' on 'is bloomin' frills!
Когда ругаемся мы так, что меркнет свет в глазах
И нашего проводника охватывает страх, –
Не потому, что ждем в пути засады за холмами, –
То наш верблюд надумал вдруг ломаться перед нами.
    O the oont, O the oont, O the hairy scary oont!
     A-trippin' over tent-ropes when we've got the night alarm!
    We socks 'im with a stretcher-pole an' 'eads 'im off in front,
     An' when we've saved 'is bloomin' life 'e chaws our bloomin' arm.
     О верблюд, о верблюд, о запуганный верблюд!
     Споткнется он и упадет, когда тревога ночью.
     Его шестом по морде бьют, и жизнь ему спасут,
     А он, ублюдок, шест жует и двигаться не хочет.
The 'orse 'e knows above a bit, the bullock's but a fool,
The elephant's a gentleman, the battery-mule's a mule;
But the commissariat cam-u-el, when all is said an' done,
'E's a devil an' a ostrich an' a orphan-child in one.
Вол – глуп; к узде приучен конь, куда бы ни шагнул;
Слон – это джентльмен, а мул – так это просто мул;
Но интендантский ве-ерблюд – совсем иное племя,
Он дьявол, страус и дитя в одно и то же время.
    O the oont, O the oont, O the Gawd-forsaken oont!
     The lumpy-'umpy 'ummin'-bird a-singin' where 'e lies,
    'E's blocked the whole division from the rear-guard to the front,
     An' when we get him up again – the beggar goes an' dies!
     О верблюд, о верблюд, о бессовестный верблюд!
     Вот он лежит, горбатый плут, и голубем воркует,
     Поет и не желает встать. А нас на фронте ждут!
     Его поднять – тяжелый труд, лежит – и ни в какую.
'E'll gall an' chafe an' lame an' fight – 'e smells most awful vile;
'E'll lose 'isself for ever if you let 'im stray a mile;
'E's game to graze the 'ole day long an' 'owl the 'ole night through,
An' when 'e comes to greasy ground 'e splits 'isself in two.
Готов он целый день пастись и простонать всю ночь.
Он раздражителен, драчлив, терпеть его невмочь.
Он потеряется, случись ему от нас отбиться,
А там, где мокрая земля, он брюхом в грязь ложится.
    O the oont, O the oont, O the floppin', droppin' oont!
     When 'is long legs give from under an' 'is meltin' eye is dim,
    The tribes is up be'ind us, and the tribes is out in front –
     It ain't no jam for Tommy, but it's kites an' crows for 'im.
     О верблюд, о верблюд, длинноногий наш верблюд!
     Идет качаясь, как всегда, глаза мутны и томны,
     А нас разведчики племен в дороге стерегут...
     Для Томми это все – не мед. Здесь вороньё для Томми.
So when the cruel march is done, an' when the roads is blind,
An' when we sees the camp in front an' 'ears the shots be'ind,
Ho! then we strips 'is saddle off, and all 'is woes is past:
'E thinks on us that used 'im so, and gets revenge at last.
Но вот окончен трудный путь, страх смерти миновал,
Стрельба утихла позади, и наконец – привал.
Тогда с верблюда вьюк долой, и – если расседлали –
Он думает, что взял реванш и больше нет печалей.
    O the oont, O the oont, O the floatin', bloatin' oont!
     The late lamented camel in the water-cut 'e lies;
    We keeps a mile be'ind 'im an' we keeps a mile in front,
     But 'e gets into the drinkin'-casks, and then o' course we dies.
     О верблюд, о верблюд, о изруганный верблюд!
     Ведь если ты свалился с ног – с тобой мы в ров бросаем
     Бочонки с питьевой водой, всё оставляем тут,
     Идем пешком, и нет воды, идем – и умираем.
1. Camel: – oo is pronounced like u in "bull", but by Mr. Atkins to
                rhyme with "front".
oont – Верблюд:  oo в этом слове произносится как u в 
          слове "bull", но солдаты рифмуют oont с "front".
Переводчик: 
Тхоржевский Сергей Сергеевич

Поиск по сайту