Navigation

Яндекс.Метрика

Mandalay

Мандалей

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Бетаки Василия Павловича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Mandalay Мандалей
By the old Moulmein Pagoda, lookin' lazy at the sea,
There's a Burma girl a-settin', and I know she thinks o' me;
For the wind is in the palm-trees, and the temple-bells they say:
"Come you back, you British soldier; come you back to Mandalay!"
Смотрит пагода Мульмейна на залив над ленью дня.
Там девчонка в дальней Бирме верно помнит про меня.
Колокольчики лопочут в гуще пальмовых ветвей:
Эй, солдат, солдат британский, возвращайся в Мандалей!
    Come you back to Mandalay,
    Where the old Flotilla lay:
    Can't you 'ear their paddles chunkin' from Rangoon to Mandalay?
    On the road to Mandalay,
    Where the flyin'-fishes play,
    An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!
     Возвращайся в Мандалей,
     Слышишь тихий скрип рулей?
     Слышишь ли, как плещут плицы из Рангуна в Мандалей,
     По дороге в Мандалей,
     Где летучих рыбок стаи залетают выше рей,
     И рассвет, как гром, внезапно
     Бьёт в глаза из-за морей!
'Er petticoat was yaller an' 'er little cap was green,
An' 'er name was Supi-yaw-lat – jes' the same as Theebaw's Queen,
An' I seed her first a-smokin' of a whackin' white cheroot,
An' a-wastin' Christian kisses on an 'eathen idol's foot:
В яркой, как листва, шапчонке, в юбке, жёлтой, как заря…
Супи-Яулат её звали – точно, как жену Царя.
Жгла она какой-то ладан, пела, идолу молясь,
Целовала ему ноги, наклоняясь в пыль да в грязь.
    Bloomin' idol made o'mud – 
    Wot they called the Great Gawd Budd – 
    Plucky lot she cared for idols when I kissed 'er where she stud!
    On the road to Mandalay...
     Идола того народ
     Богом-Буддою зовёт...
     Я поцеловал девчонку: лучше я, чем идол тот
     На дороге в Мандалей!
When the mist was on the rice-fields an' the sun was droppin' slow,
She'd git 'er little banjo an' she'd sing "Kulla-lo-lo!"
With 'er arm upon my shoulder an' 'er cheek agin' my cheek
We useter watch the steamers an' the hathis pilin' teak.
А когда садилось солнце и туман сползал с полей,
Мне она, бренча на банджо, напевала «Кулла-лей»,
Обнял я её за плечи и вдвоём, щека к щеке,
Мы пошли смотреть, как хатис грузят брёвна на реке.
    Elephints a-pilin' teak
    In the sludgy, squdgy creek,
    Where the silence 'ung that 'eavy you was 'arf afraid to speak!
    On the road to Mandalay...
     Хатис, серые слоны,
     Тик весь день грузить должны.
     Даже страшно, как бы шепот не нарушил тишины
     На дороге в Мандалей.
But that's all shove be'ind me – long ago an' fur away,
An' there ain't no 'busses runnin' from the Bank to Mandalay;
An' I'm learnin' 'ere in London what the ten-year soldier tells:
"If you've 'eard the East a-callin', you won't never 'eed naught else."
Всё давным-давно минуло: столько миль и столько дней!
Да ведь омнибус от Банка не доедет в Мандалей!
Только в Лондоне я понял: прав был мой капрал тогда:
Кто расслышал зов Востока, тот отравлен навсегда!
    No! you won't 'eed nothin' else
    But them spicy garlic smells,
    An' the sunshine an' the palm-trees an' the tinkly temple-bells;
    On the road to Mandalay...
     Въестся в душу на века
     Острый запах чеснока,
     Это солнце, эти пальмы, колокольчики, река
     И дорога в Мандалей...
I am sick o' wastin' leather on these gritty pavin'-stones,
An' the blasted Henglish drizzle wakes the fever in my bones;
Tho' I walks with fifty 'ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An' they talks a lot o' lovin', but wot do they understand?
Моросит английский дождик, пробирает до костей,
Я устал сбивать подошвы по булыжникам аллей!
Шляйся с горничными в Челси от моста и до моста –
О любви болтают бойко, да не смыслят ни черта!
    Beefy face an' grubby 'and – 
    Law! wot do they understand?
    I've a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
    On the road to Mandalay...
     Рожа красная толста,
     Не понять им ни черта!
     Нет уж, девушки с Востока нашим дурам не чета!
     А дорога в Мандалей?...
Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there aren't no Ten Commandments an' a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin', an' it's there that I would be – 
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
Там, к Востоку от Суэца, где добро и зло равны,
Десять заповедей к чёрту! Там иные снятся сны!
Колокольчики лопочут, тонкий звон зовёт меня
К старой пагоде Мульмейна, дремлющей над ленью дня.
    On the road to Mandalay,
    Where the old Flotilla lay,
    With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
    On the road to Mandalay,
    Where the flyin'-fishes play,
    An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!
     По дороге в Мандалей.
     Помню тихий скрип рулей…
     Уложив больных под тенты, как мы плыли в Мандалей!
     По дороге в Мандалей,
     Где летучих рыбок стаи залетают выше рей,
     И рассвет, как гром, внезапно
     Бьёт в глаза из-за морей...
Переводчик: 
Бетаки Василий Павлович

Поиск по сайту