Navigation

Яндекс.Метрика

Mandalay

Мандалей

Joseph Rudyard Kipling


Джозеф Редьярд Киплинг

В переводе Гутнера Михаила Наумовича

Joseph Rudyard Kipling – Джозеф Редьярд Киплинг
30 декабря 1865 года – 18 января 1936 года

Mandalay Мандалей
By the old Moulmein Pagoda, lookin' eastward to the sea,
There's a Burma girl a-settin', and I know she thinks o' me;
For the wind is in the palm-trees, and the temple-bells they say:
"Come you back, you British soldier; come you back to Mandalay!"
На Восток лениво смотрит обветшалый, старый храм,
Знаю, девушка из Бирмы обо мне скучает там.
Ветер в пальмах кличет тихо, колокольный звон смелей:
К нам вернись, солдат британский, возвращайся в Мандалей!
       Come you back to Mandalay,
       Where the old Flotilla lay:
       Can't you 'ear their paddles chunkin' from Rangoon to Mandalay?
       On the road to Mandalay,                             
       Where the flyin'-fishes play,
       An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!
       Возвращайся в Мандалей,
       Где стоянка кораблей.
       Слышишь, плещут их колеса из Рангуна в Мандалей,
       Рыб летучих веселей,
       На дороге в Мандалей,
       Где заря приходит в бухту, точно гром из-за морей.
'Er petticoat was yaller an' 'er little cap was green,
An' 'er name was Supi-yaw-lat – jes' the same as Theebaw's Queen,
An' I seed her first a-smokin' of a whackin' white cheroot,
An' a-wastin' Christian kisses on an 'eathen idol's foot:
В желтой юбке, в синей шляпе, – не забыл её наряд,
Как царица их, носила имя Супи-Яу-Лат.
В вечер тот она курила, от сигары шел дымок,
Целовала жарко пальцы скверных идоловых ног.
       Bloomin' idol made o'mud –
       Wot they called the Great Gawd Budd –
       Plucky lot she cared for idols when I kissed 'er where she stud!
       On the road to Mandalay...
       Этот идол, вот беда,
       Ихний главный бог Будда.
       Но о нём, меня увидев, позабыла навсегда,
       На дороге в Мандалей...
When the mist was on the rice-fields an' the sun was droppin' slow,
She'd git 'er little banjo an' she'd sing "Kulla-lo-lo!"
With 'er arm upon my shoulder an' 'er cheek agin' my cheek
We useter watch the steamers an' the hathis pilin' teak.
Полз туман над полем риса, солнце медленно брело,
Банджо взяв, она играла, напевала: «Кулла-ло!»
На закате, прижимаясь горячо к щеке щекой,
Шла со мной смотреть на хати, тик грузивших день-деньской,
       Elephints a-pilin' teak
       In the sludgy, squdgy creek,
       Where the silence 'ung that 'eavy you was 'arf afraid to speak!
       On the road to Mandalay...
       На слонов, что день-деньской
       Носят доску да доской.
       Слово молвить было страшно, так недвижен был покой,
       На дороге в Мандалей...
But that's all shove be'ind me – long ago an' fur away,
An' there ain't no 'busses runnin' from the Bank to Mandalay;
An' I'm learnin' 'ere in London what the ten-year soldier tells:
"If you've 'eard the East a-callin', you won't never 'eed naught else."
Все давно-давно минуло, и прошло немало дней,
А из Лондона не ходят омнибусы в Мандалей;
И теперь я понимаю, что солдаты говорят:
«Кто услышит зов Востока, тянет всех туда назад».
       No! you won't 'eed nothin' else
       But them spicy garlic smells,
       An' the sunshine an' the palm-trees an' the tinkly temple-bells;
       On the road to Mandalay...
       Тянет всех туда назад
       В пряный, пьяный аромат,
       В край, где солнце, и заливы, и колокола гремят.
       На дороге в Мандалей...
I am sick o' wastin' leather on these gritty pavin'-stones,
An' the blasted Henglish drizzle wakes the fever in my bones;
Tho' I walks with fifty 'ousemaids outer Chelsea to the Strand,
An' they talks a lot o' lovin', but wot do they understand?
Мне противно рвать подошвы о каменья мостовых,
И от мороси английской ломота в костях моих.
Сколько хочешь здесь служанок, но по мне они не в счёт;
О любви они болтают, ну и глупый же народ!
       Beefy face an' grubby 'and –
       Law! wot do they understand?
       I've a neater, sweeter maiden in a cleaner, greener land!
       On the road to Mandalay...
       Руки-крюки, в краске рот,
       Ну и глупый же народ,
       Нет, меня в стране зеленой девушка, тоскуя, ждёт,
       На дороге в Мандалей...
Ship me somewheres east of Suez, where the best is like the worst,
Where there aren't no Ten Commandments an' a man can raise a thirst;
For the temple-bells are callin', an' it's there that I would be –
By the old Moulmein Pagoda, looking lazy at the sea;
За Суэцом, на Востоке, где мы все во всём равны,
Где и заповедей нету и на людях нет вины,
Звоном кличут колокольни: о, скорее быть бы там,
Где стоит на самом взморье обветшалый, старый храм.
       On the road to Mandalay,
       Where the old Flotilla lay,
       With our sick beneath the awnings when we went to Mandalay!
       On the road to Mandalay,
       Where the flyin'-fishes play,
       An' the dawn comes up like thunder outer China 'crost the Bay!
       На дороге в Мандалей,
       Где стоянка кораблей,
       Положив больных под тенты, мы летели в Мандалей,
       Рыб летучих веселей!
       О, дорога в Мандалей,
       Где заря приходит в бухту, точно гром из-за морей.
Переводчик: 
Гутнер Михаил Наумович

Поиск по сайту