Navigation

Яндекс.Метрика

On Glenriddell's Fox Breaking His Chain

О лисице, которая сорвалась с цепи и убежала от мистера Гленридделя

Robert Burns


Роберт Бёрнс

В переводе Маршака Самуила Яковлевича

Robert Burns - Роберт Бёрнс
25 января 1759 – 21 июля 1796

On Glenriddell's Fox Breaking His Chain
A Fragment, 1791.
О лисице, которая сорвалась с цепи и убежала от мистера Гленридделя
[Это стихотворение автором незакончено -
(Прим. С.Я. Маршака.)
]
 Thou, Liberty, thou art my theme; 
 Not such as idle poets dream, 
 Who trick thee up a heathen goddess 
 That a fantastic cap and rod has; 
 Such stale conceits are poor and silly; 
 I paint thee out, a Highland filly, 
 A sturdy, stubborn, handsome dapple, 
 As sleek's a mouse, as round's an apple, 
 That when thou pleasest canst do wonders; 
 But when thy luckless rider blunders, 
 Or if thy fancy should demur there, 
 Wilt break thy neck ere thou go further.
 Свободу я избрал сюжетом -
 Не ту, любезную поэтам,
 Язычницу с жезлом и в шлеме,
 Воспетую в любой поэме
 Былых времен. Совсем иной
 Встает свобода предо мной.

 Она мне чудится игривой
 Кобылкой юной, легкогривой.
 Как яблоко, она крепка,
 Как полевая мышь, гладка,
 Но неумелому жокею
 На всем скаку сломает шею
 И, закусивши удила,
 Умчится дальше, как стрела.
 These things premised, I sing a Fox, 
 Was caught among his native rocks, 
 And to a dirty kennel chained, 
 How he his liberty regained.
 Теперь, перевернув страницу,
 Я расскажу вам про лисицу,
 Как меж родных шотландских скал
 Охотник рыжую поймал
 И как дала дикарка ходу
 Из душной клетки на свободу.
 Glenriddell! Whig without a stain, 
 A Whig in principle and grain, 
 Could'st thou enslave a free-born creature, 
 A native denizen of Nature? 
 How could'st thou, with a heart so good, 
 (A better ne'er was sluiced with blood!) 
 Nail a poor devil to a tree, 
 That ne'er did harm to thine or thee?
 Гленриддель, убежденный виг!
 Зачем ты, изменив на миг
 Своим идеям, дочь природы
 Лишил священных прав свободы?
 Как мог ты, преданный добру,
 Бедняжку ввергнуть в конуру
 И цепью приковать, как суку,
 К березе, дубу или буку?
 The staunchest Whig Glenriddell was, 
 Quite frantic in his country's cause; 
 And oft was Reynard's prison passing, 
 And with his brother-Whigs canvassing 
 The Rights of Men, the Powers of Women, 
 With all the dignity of Freemen.
 Гленриддель, честный гражданин,
 Своей отчизны верный сын,
 Прогуливаясь у темницы
 Сидящей на цепи лисицы,
 Ты день за днем, за часом час
 С друзьями обсуждал не раз
 Великие идеи века -
 Права на вольность человека
 И право женщины любой
 Свободной быть, а не рабой.
 Sir Reynard daily heard debates 
 Of Princes', Kings', and Nations' fates, 
 With many rueful, bloody stories 
 Of Tyrants, Jacobites, and Tories: 
 From liberty how angels fell, 
 That now are galley-slaves in hell; 
 How Nimrod first the trade began 
 Of binding Slavery's chains on Man; 
 How fell Semiramis-God damn her! 
 Did first, with sacrilegious hammer, 
 (All ills till then were trivial matters) 
 For Man dethron'd forge hen-peck fetters;
 Лисица чутко вам внимала.
 Она наслушалась немало
 О хартиях народных прав,
 О судьбах королей, держав,
 О якобитах, вигах, тори
 И о кровавом их раздоре.

 Она услышала рассказ
 О том, что делалось до нас, -
 Как ангелы в былые годы,
 Восстав, отпали от свободы,
 За что, покинув райский сад,
 Попали на галеры в ад;

 Как в голову пришло Немвроду*
 Цепями оковать свободу,
 Как был закован пол мужской
 Семирамидиной рукой
 (Бог покарай Семирамиду**
 За эту тяжкую обиду!)
 И как с тех пор, покинув трон,
 Мужья бояться стали жен.
 [* Немврод - легендарный охотник,
    упоминающийся в Библии.]
 [** Семирамида - легендарная царица Ассирии.]
 How Xerxes, that abandoned Tory, 
 Thought cutting throats was reaping glory, 
 Until the stubborn Whigs of Sparta 
 Taught him great Nature's Magna Charta; 
 How mighty Rome her fiat hurl'd 
 Resistless o'er a bowing world, 
 And, kinder than they did desire, 
 Polish'd mankind with sword and fire; 
 With much, too tedious to relate, 
 Of ancient and of modern date, 
 But ending still, how Billy Pitt 
 (Unlucky boy!) with wicked wit, 
 Has gagg'd old Britain, drain'd her coffer, 
 As butchers bind and bleed a heifer,
 Лиса наслушалась историй,
 Как древний Ксеркс* - персидский тори -
 Не знал важнее ремесла,
 Чем резать глотки без числа,
 Пока не объяснила Спарта
 Ему, что значит "Magna Charta"**;
 Как диктовал указы Рим
 Покорным данникам своим
 И как полировал их нравы
 Его огонь и меч кровавый.

 Однако надо знать и честь, -
 Примеров всех не перечесть, -
 Но из плеяды знаменитой
 Мы упомянем Билли Питта***,
 Что, как мясник, связав страну,
 Распотрошил ее казну.
 [* Ксеркс (V в. до н. э) - персидский царь,
    разбитый греками в битве  при Саламине.]
 [** Magna Charta - Великая хартия вольностей.
   Подписана  королем  Джоном  в
   1215 году под давлением восставших феодалов.]
 [*** Билли (Уильям) Питт (1708-1778) - 
    английский политический деятель XVIII
    века, много раз возглавлявший правительство.]
 Thus wily Reynard by degrees, 
 In kennel listening at his ease, 
 Suck'd in a mighty stock of knowledge, 
 As much as some folks at a College; 
 Knew Britain's rights and constitution, 
 Her aggrandisement, diminution, 
 How fortune wrought us good from evil; 
 Let no man, then, despise the Devil, 
 As who should say, 'I never can need him,' 
 Since we to scoundrels owe our freedom.
 Все это слушала лисица
 Как ревностная ученица.
 Красноречивей сотни книг
 Ей объяснил хозяин-виг,
 Какой царит у нас порядок,
 В чем наша слава, в чем упадок.
 Она услышала, что зло
 Добра немало принесло,
 Поскольку жулики и плуты -
 Творцы свободы пресловутой...
Переводчик: 
Маршак Самуил Яковлевич

Поиск по сайту