Navigation

Яндекс.Метрика

The Epitaph

Эпитафия

Robert Burns


Роберт Бёрнс

В переводе Ивановского Игнатия Михайловича

Robert Burns - Роберт Бёрнс
25 января 1759 – 21 июля 1796

The Epitaph (1790) Эпитафия
 Stop, passenger! my story's brief,
 And truth I shall relate, man;
 I tell nae common tale o' grief,
 For Matthew was a great man.
 Прочти короткий мой рассказ.
 Правдив его язык, брат.
 Великих много ли средь нас?
 А Метью был велик, брат.
 If thou uncommon merit hast,
 Yet spurn'd at Fortune's door, man;
 A look of pity hither cast,
 For Matthew was a poor man.
 Коль ты имеешь тьму заслуг,
 А награжден пинком, брат,
 То здесь лежит твой лучший друг
 Был Метью бедняком, брат.
 If thou a noble sodger art,
 That passest by this grave, man;
 There moulders here a gallant heart,
 For Matthew was a brave man.
 Коль твой удел — солдатский хлеб
 И дым пороховой, брат,
 Пусть нам построят общий склеп:
 Наш Метью был герой, брат.
 If thou on men, their works and ways,
 Canst throw uncommon light, man;
 Here lies wha weel had won thy praise,
 For Matthew was a bright man.
 Коль ты соседа невзначай
 На ум наставить мог, брат,
 Хвалу покойному воздай:
 Наш Метью был пророк, брат.
 If thou, at Friendship's sacred ca',
 Wad life itself resign, man:
 Thy sympathetic tear maun fa',
 For Matthew was a kind man.
 Коль ты друзей спасал не раз
 От разных передряг, брат,
 Такой же светоч здесь угас:
 Наш Метью был добряк, брат.
 If thou art staunch, without a stain,
 Like the unchanging blue, man;
 This was a kinsman o' thy ain,
 For Matthew was a true man.
 Коль нет на совести твоей
 И тучки небольшой, брат,
 Ты с ним сошелся бы, ей-ей:
 Был Метью чист душой, брат.
 If thou hast wit, and fun, and fire,
 And ne'er guid wine did fear, man;
 This was thy billie, dam, and sire,
 For Matthew was a queer man.
 Коль ты породою из тех,
 Кто любит винный дух, брат,
 За ним водился тот же грех:
 Наш Метью был питух, брат.
 If ony whiggish, whingin' sot,
 To blame poor Matthew dare, man;
 May dool and sorrow be his lot,
 For Matthew was a rare man.
 А если Метью кто-нибудь
 Не ставит ни во грош, брат,
 Тому бы голову свернуть!
 Был Метью всем хорош, брат!
 But now, his radiant course is run,
 For Matthew's was a bright one!
 His soul was like the glorious sun,
 A matchless, Heavenly light, man.
Переводчик: 
Ивановский Игнатий Михайлович

Поиск по сайту