Navigation

Яндекс.Метрика

Death and Doctor Hornbook

Смерть и доктор Горнбук

Robert Burns


Роберт Бёрнс

В переводе Новича (Бахтина) Николая Николаевича

Robert Burns - Роберт Бёрнс
25 января 1759 – 21 июля 1796

Death and Doctor Hornbook (1785)
A True Story
Смерть и доктор Горнбук
 Some books are lies frae end to end,
 And some great lies were never penn'd:
 Ev'n ministers they hae been kenn'd,
     In holy rapture,
 A rousing whid at times to vend,
     And nail't wi' Scripture.
 1.
 Есть много книг, в которых сплошь
 От А до ижицы - все ложь.
 Знавал и в жизни я вельмож,
     Чья речь полна
 Цитат из Библии, и все ж
     В ней - ложь одна.
 But this that I am gaun to tell,
 Which lately on a night befell,
 Is just as true's the Deil's in hell
     Or Dublin city:
 That e'er he nearer comes oursel'
     'S a muckle pity.
 2.
 Но я хочу, должны вы знать,
 Одну лишь правду рассказать.
 И черта можно отрицать,
     Покуда ночью
 Не привелось вам увидать
     Его воочью!
 2-3.
 Я засиделся вечерком
 С Горнбуком, старым звонарем.
 Он и людей лечил притом.
     (Для прокормленья
 Заняться лишним ремеслом
     Не преступленье!)
 The clachan yill had made me canty,
 I was na fou, but just had plenty;
 I stacher'd whiles, but yet too tent aye
     To free the ditches;
 An' hillocks, stanes, an' bushes, kenn'd eye
     Frae ghaists an' witches.
 3.
 Домой я шел, чтоб лечь в постель,
 Во мне шумел веселый хмель,
 Но пьяным не был я, хоть эль
     И был на славу;
 Я всю дорогу помнил цель -
     Не слечь в канаву.
 The rising moon began to glowre
 The distant Cumnock hills out-owre:
 To count her horns, wi' a my pow'r,
     I set mysel';
 But whether she had three or four,
     I cou'd na tell.
 4.
 Меж тем луна уже взошла
 И на холмы свой свет лила.
 В ту ночь рогов ее числа
     Я счесть не мог:
 О четырех она была,
     Не то о трех.
 I was come round about the hill,
 An' todlin down on Willie's mill,
 Setting my staff wi' a' my skill,
     To keep me sicker;
 Tho' leeward whiles, against my will,
     I took a bicker.
 5.
 За тем холмом, где поворот
 К плотине мельничной идет,
 Пришлось пустить мне палку в ход:
     Я стал спускаться
 И шаг за шагом лишь вперед
     Мог подвигаться.
 I there wi' Something did forgather,
 That pat me in an eerie swither;
 An' awfu' scythe, out-owre ae shouther,
     Clear-dangling, hang;
 A three-tae'd leister on the ither
     Lay, large an' lang.
 6.
 Как вдруг, с трезубцем и с косой,
 Я вижу призрак пред собой.
 Признаться, стал я сам не свой
     От этой встречи,
 Хоть был мне призрак роковой
     Едва по плечи.
 Its stature seem'd lang Scotch ells twa,
 The queerest shape that e'er I saw,
 For fient a wame it had ava;
     And then its shanks,
 They were as thin, as sharp an' sma'
     As cheeks o' branks.
 7.
 И вот ведь, странная черта:
 Он был - совсем без живота,
 А тощих ног его чета
     Имела сходство
 С двумя узлами из жгута.
     Вот ведь уродство!
 "Guid-een," quo' I; "Friend! hae ye been mawin,
 When ither folk are busy sawin!"*
 I seem'd to make a kind o' stan'
     But naething spak;
 At length, says I, "Friend! whare ye gaun?
     Will ye go back?"
     
 [* This recontre happened in seed-time, 1785. — R.B. ]
 8.
 Я начал: - Смею ли спросить:
 Мы только стали боронить,
 А вы - хотите уж косить?
     Но тень ни слова.
 - Нам по дороге, может быть? -
     Спросил я снова.
 It spak right howe,—"My name is Death,
 But be na fley'd."—Quoth I, "Guid faith,
 Ye're maybe come to stap my breath;
     But tent me, billie;
 I red ye weel, tak care o' skaith
     See, there's a gully!"
 9.
 - Я Смерть! - сказал тогда скелет. -
 Но не пугайся! - Я в ответ:
 - Вы не за мной ли? Мой совет -
     Не подходите!
 Добром прошу вас! Если ж нет,
     Вот нож, глядите!
 "Gudeman," quo' he, "put up your whittle,
 I'm no designed to try its mettle;
 But if I did, I wad be kittle
     To be mislear'd;
 I wad na mind it, no that spittle
     Out-owre my beard."
 10.
 - Приятель, спрячьте ножик свой!
 К чему вам ссориться со мной? -
 Сказала Смерть. - Мне вас долой
     С земли убрать -
 Легко, как плюнуть. Лучше в бой
     Нам не вступать!
 "Weel, weel!" says I, "a bargain be't;
 Come, gie's your hand, an' sae we're gree't;
 We'll ease our shanks an tak a seat—
     Come, gie's your news;
 This while ye hae been mony a gate,
     At mony a house."*
 [*  An epidemical fever was then raging in that
  country.— R.B. ]
 11.
 - Ну что ж, - сказал я: - по рукам!
 Присядем здесь. Я рад вестям,
 А их известно много вам;
     По крайней мере,
 Вы в эти дни то тут, то там
     Стучитесь в двери.
 "Ay, ay!" quo' he, an' shook his head,
 "It's e'en a lang, lang time indeed
 Sin' I began to nick the thread,
     An' choke the breath:
 Folk maun do something for their bread,
     An' sae maun Death.
 12.
 - Да. Да, - кивая головой,
 Сказала Смерть, - своей косой
 Давно кошу я род людской,
     Чтоб прокормиться,
 И я, как люди, день-деньской
     Должна трудиться.
 "Sax thousand years are near-hand fled
 Sin' I was to the butching bred,
 An' mony a scheme in vain's been laid,
     To stap or scar me;
 Till ane Hornbook's* ta'en up the trade,
     And faith! he'll waur me.
     
 [*  This gentleman, Dr. Hornbook, is professionally
 a brother of the sovereign Order of the Ferula;
 but, by intuition and inspiration, is at once 
 an apothecary, surgeon, and physician. — R.B. ]
 13.
 Прошло почти шесть тысяч лет,
 Как начала я чистить свет;
 Со мною сладу людям нет,
     И лишь теперь
 Горнбук нанес мне сильный вред
     И ряд потерь.
 "Ye ken Hornbook i' the clachan,
 Deil mak his king's-hood in spleuchan!
 He's grown sae weel acquaint wi' Buchan*
     And ither chaps,
 The weans haud out their fingers laughin,
     An' pouk my hips.
     
 [*  Burchan's Domestic Medicine. — R.B. ]
 14.
 Ведь он (чтоб дьявол в порошок
 Его скорее истолок!)
 Во всех лечебниках знаток.
     Совсем беда мне:
 В меня и крохотный сморчок
     Кидает камни!
 "See, here's a scythe, an' there's dart,
 They hae pierc'd mony a gallant heart;
 But Doctor Hornbook, wi' his art
     An' cursed skill,
 Has made them baith no worth a f-t,
     Damn'd haet they'll kill!
 15.
 Своим трезубцем и косой
 Всегда справляюсь я с толпой,
 Но сталь их сделали тупой
     И бесполезной
 Искусство лекаря с рукой
     Его железной.
 "'Twas but yestreen, nae farther gane,
 I threw a noble throw at ane;
 Wi' less, I'm sure, I've hundreds slain;
     But deil-ma-care,
 It just play'd dirl on the bane,
     But did nae mair.
 16.
 Вчера больному нанесла
 Такой удар я, что могла
 Людей сгубить им без числа;
     Что ж оказалось?
 Ведь у него вся кость цела
     Почти осталась!
 "Hornbook was by, wi' ready art,
 An' had sae fortify'd the part,
 That when I looked to my dart,
     It was sae blunt,
 Fient haet o't wad hae pierc'd the heart
     Of a kail-runt.
 17.
 Неустрашим и полон сил,
 Горнбук больного сторожил -
 И мне трезубец иступил:
     Он стал - хоть брось!
 И кочана б он не пробил
    Теперь насквозь!
 "I drew my scythe in sic a fury,
 I near-hand cowpit wi' my hurry,
 But yet the bauld Apothecary
     Withstood the shock;
 I might as weel hae tried a quarry
     O' hard whin rock.
 18.
 Тогда, засаду затая,
 Схватила косу в руки я -
 И зазубрила лишь края:
     Все было даром!
 Скорей скалу рука моя
     Снесла б ударом!
 "Ev'n them he canna get attended,
 Altho' their face he ne'er had kend it,
 Just—in a kail-blade, an' sent it,
     As soon's he smells 't,
 Baith their disease, and what will mend it,
     At once he tells 't.
 19.
 Порой он даже не пойдет
 Смотреть больного, если тот,
 Схватив капустный лист, пришлет
     Его Горнбуку:
 Он и по нюху пустит в ход
     Свою науку.
 "And then, a' doctor's saws an' whittles,
 Of a' dimensions, shapes, an' mettles,
 A' kind o' boxes, mugs, an' bottles,
     He's sure to hae;
 Their Latin names as fast he rattles
     As A B C.
 20.
 К своим услугам он собрал
 Весь медицинский арсенал
 (Как "Отче наш", его он знал):
     Ланцеты, пилки,
 Всех видов режущий металл,
     Всех форм бутылки.
 "Calces o' fossils, earths, and trees;
 True sal-marinum o' the seas;
 The farina of beans an' pease,
     He has't in plenty;
 Aqua-fontis, what you please,
     He can content ye.
 21.
 Морская соль, настой рожков,
 Запас различных порошков:
 Кора и глина всех сортов,
     Толченый мел,
 Труха поджаренных бобов -
     Он все имел.
 "Forbye some new, uncommon weapons,
 Urinus spiritus of capons;
 Or mite-horn shavings, filings, scrapings,
     Distill'd per se;
 Sal-alkali o' midge-tail clippings,
     And mony mae."
 22.
 А сколько средств последних дней!
 Urinus spiritus* мышей,
 Экстракт из усиков клещей,
     С золой растертых.
 И ряд подобных же вещей
     Стоял в ретортах.
     
  [* Моча (лат.) ]
 "Waes me for Johnie Ged's* Hole now,"
 Quoth I, "if that thae news be true!
 His braw calf-ward whare gowans grew,
     Sae white and bonie,
 Nae doubt they'll rive it wi' the plew;
     They'll ruin Johnie!"
     
 [*  The grave-digger. — R.B. ]
 23.
 - Но, если так, дождется бед
 Могильщик скоро! Я в ответ:
 - Ведь не пройдет и двух-трех лет,
     Как мы кладбище
 Начнем пахать: Бедняга Гед!
     Ты - скоро нищий!
 The creature grain'd an eldritch laugh,
 And says "Ye needna yoke the pleugh,
 Kirkyards will soon be till'd eneugh,
     Tak ye nae fear:
 They'll be trench'd wi' mony a sheugh,
     In twa-three year.
 24.
 Скелет, залившись смехом, вдруг
 Сказал: - Не так-то скоро, друг,
 Избороздит кладбище плуг!
     Иного рода
 В нем ям подбавится вокруг
     Чрез два-три года.
 "Whare I kill'd ane, a fair strae-death,
 By loss o' blood or want of breath
 This night I'm free to tak my aith,
     That Hornbook's skill
 Has clad a score i' their last claith,
     By drap an' pill.
 25.
 На одного, что я убью,
 Горнбук - я клятву в том даю -
 Покончит разом с двадцатью;
     Его пилюли
 Уложат целую семью
     Вернее пули.
 "An honest wabster to his trade,
 Whase wife's twa nieves were scarce weel-bred
 Gat tippence-worth to mend her head,
     When it was sair;
 The wife slade cannie to her bed,
     But ne'er spak mair.
 26.
 Тяжелый на руку портной
 Неосторожен был с женой;
 Купил он мази, чтоб больной
     Полегче стало:
 Легла та с болью головной,
     Да и не встала!
 "A country laird had ta'en the batts,
 Or some curmurring in his guts,
 His only son for Hornbook sets,
     An' pays him well:
 The lad, for twa guid gimmer-pets,
     Was laird himsel'.
 27.
 Крестьянин резью заболел;
 Сын двух овец не пожалел
 И у Горнбука взять сумел
     Такое средство,
 Что очень скоро сам успел
     Вступить в наследство.
 "A bonie lass—ye kend her name —
 Some ill-brewn drink had hov'd her wame;
 She trusts hersel', to hide the shame,
     In Hornbook's care;
 Horn sent her aff to her lang hame,
     To hide it there.
 28.
 Напиток скверный вздул живот
 У честной девушки; и вот
 К Горнбуку бедная идет:
     Тот скрыл позор,
 Да так, что ввек уж не найдет
     Ее наш взор.
 "That's just a swatch o' Hornbook's way;
 Thus goes he on from day to day,
 Thus does he poison, kill, an' slay,
     An's weel paid for't;
 Yet stops me o' my lawfu' prey,
     Wi' his damn'd dirt:
 29.
 Вот образец приемов тех,
 Какие создали успех
 Горнбуку. Слишком уж, на грех,
     Он деньги любит:
 Отбив моих клиентов всех,
     Он сам их губит.
 "But, hark! I'll tell you of a plot,
 Tho' dinna ye be speakin o't;
 I'll nail the self-conceited sot,
     As dead's a herrin;
 Neist time we meet, I'll wad a groat,
     He gets his fairin!"
 30.
 Но - ждать не долго! Я не лгу
 (Пока об этом - ни гугу!),
 Что хвастунишку съесть могу
     Я, как селедку:
 При первой встрече с ним, врагу
     Зажму я глотку.
 But just as he began to tell,
 The auld kirk-hammer strak the bell
 Some wee short hour ayont the twal',
     Which rais'd us baith:
 I took the way that pleas'd mysel',
     And sae did Death.
 31.
 Тут голос призраков глухой
 Прервал часов церковных бой;
 Уж было за полночь. Домой
     Я зашагал.
 А призрак Смерти за горой
     Вдали пропал.
Переводчик: 
Нович (Бахтин) Николай Николаевич

Поиск по сайту