Navigation

Яндекс.Метрика

To A Mouse, On Turning Her Up In Her Nest With The Plough, November, 1785

Полевой мыши, гнездо которой разорено моим плугом

Robert Burns


Роберт Бёрнс

В переводе Маршака Самуила Яковлевича

Robert Burns - Роберт Бёрнс
25 января 1759 – 21 июля 1796

To A Mouse, On Turning Her Up In Her Nest With The Plough, November, 1785 (1785) Полевой мыши, гнездо которой разорено моим плугом
 Wee, sleekit, cow'rin, tim'rous beastie,
 O, what a panic's in thy breastie!
 Thou need na start awa sae hasty,
     Wi' bickering brattle!
 I wad be laith to rin an' chase thee,
     Wi' murd'ring pattle!
 Зверек проворный, юркий, гладкий,
 Куда бежишь ты без оглядки,
 Зачем дрожишь, как в лихорадке,
    За жизнь свою?
 Не трусь - тебя своей лопаткой
    Я не убью.
 I'm truly sorry man's dominion,
 Has broken nature's social union,
 An' justifies that ill opinion,
     Which makes thee startle
 At me, thy poor, earth-born companion,
     An' fellow-mortal!
 Я понимаю и не спорю,
 Что человек с природой в ссоре,
 И всем живым несет он горе,
    Внушает страх,
 Хоть все мы смертные и вскоре
    Вернемся в прах.
 I doubt na, whiles, but thou may thieve;
 What then? poor beastie, thou maun live!
 A daimen icker in a thrave
     'S a sma' request;
 I'll get a blessin wi' the lave,
     An' never miss't!
 Пусть говорят: ты жнешь, не сея.
 Но я винить тебя не смею.
 Ведь надо жить!.. И ты скромнее,
    Чем все, крадешь.
 А я ничуть не обеднею -
    Была бы рожь!
 Thy wee bit housie, too, in ruin!
 It's silly wa's the win's are strewin!
 An' naething, now, to big a new ane,
     O' foggage green!
 An' bleak December's winds ensuin,
     Baith snell an' keen!
 Тебя оставил я без крова
 Порой ненастной и суровой,
 Когда уж не из чего снова
    Построить дом,
 Чтобы от ветра ледяного
    Укрыться в нем...
 Thou saw the fields laid bare an' waste,
 An' weary winter comin fast,
 An' cozie here, beneath the blast,
     Thou thought to dwell—
 Till crash! the cruel coulter past
     Out thro' thy cell.
 Все голо, все мертво вокруг.
 Пустынно поле, скошен луг.
 И ты убежище от вьюг
    Найти мечтал,
 Когда вломился тяжкий плуг
    К тебе в подвал.
 That wee bit heap o' leaves an' stibble,
 Has cost thee mony a weary nibble!
 Now thou's turn'd out, for a' thy trouble,
     But house or hald,
 To thole the winter's sleety dribble,
     An' cranreuch cauld!
 Травы, листвы увядшей ком -
 Вот чем он стал, твой теплый дом,
 Тобой построенный с трудом.
    А дни идут...
 Где ты в полях, покрытых льдом,
    Найдешь приют?
 But, Mousie, thou art no thy lane,
 In proving foresight may be vain;
 The best-laid schemes o' mice an 'men
     Gang aft agley,
 An'lea'e us nought but grief an' pain,
     For promis'd joy!
 Ах, милый, ты не одинок:
 И нас обманывает рок,
 И рушится сквозь потолок
    На нас нужда.
 Мы счастья ждем, а на порог
    Валит беда...
 Still thou art blest, compar'd wi' me
 The present only toucheth thee:
 But, Och! I backward cast my e'e.
     On prospects drear!
 An' forward, tho' I canna see,
     I guess an' fear!
 Но ты, дружок, счастливей нас...
 Ты видишь то, что есть сейчас.
 А мы не сводим скорбных глаз
    С былых невзгод
 И в тайном страхе каждый раз
    Глядим вперед.
Переводчик: 
Маршак Самуил Яковлевич

Поиск по сайту