Navigation

Яндекс.Метрика

To A Mouse, On Turning Her Up In Her Nest With The Plough, November, 1785

К полевой мыши, разоренной моим плугом (В ноябре 1785)

Robert Burns


Роберт Бёрнс

В переводе Михайлова Михаила Ларионовича

Robert Burns - Роберт Бёрнс
25 января 1759 – 21 июля 1796

To A Mouse, On Turning Her Up In Her Nest With The Plough, November, 1785 (1785) К полевой мыши, разоренной моим плугом (В ноябре 1785)
 Wee, sleekit, cow'rin, tim'rous beastie,
 O, what a panic's in thy breastie!
 Thou need na start awa sae hasty,
     Wi' bickering brattle!
 I wad be laith to rin an' chase thee,
     Wi' murd'ring pattle!
 Трусливый серенький зверек!
 Велик же твой испуг: ты ног
 Не слышишь, бедный, под собой.
     Поменьше трусь!
 Ведь я не зол - я за тобой
     Не погонюсь.
 I'm truly sorry man's dominion,
 Has broken nature's social union,
 An' justifies that ill opinion,
     Which makes thee startle
 At me, thy poor, earth-born companion,
     An' fellow-mortal!
 Увы! с природой наша связь
 Давно навек разорвалась...
 Беги, зверек, хоть я, как ты,
     Жилец земли
 Убогий: сам терплю беды,
     Умру в пыли.
 I doubt na, whiles, but thou may thieve;
 What then? poor beastie, thou maun live!
 A daimen icker in a thrave
     'S a sma' request;
 I'll get a blessin wi' the lave,
     An' never miss't!
 Воришка ты; но как же быть?
 Чем стал бы ты, бедняжка, жить?
 Неужто колоса не взять
     Тебе в запас,
 Когда такая благодать
     В полях у нас?
 Thy wee bit housie, too, in ruin!
 It's silly wa's the win's are strewin!
 An' naething, now, to big a new ane,
     O' foggage green!
 An' bleak December's winds ensuin,
     Baith snell an' keen!
 Твой бедный домик разорен;
 Почти с землей сровнялся он...
 И не найдешь ты в поле мхов
     На новый дом;
 А ветер, грозен и суров,
     Шумит кругом.
 Thou saw the fields laid bare an' waste,
 An' weary winter comin fast,
 An' cozie here, beneath the blast,
     Thou thought to dwell—
 Till crash! the cruel coulter past
     Out thro' thy cell.
 Ты видел - блекнули поля,
 И зимних дней ждала земля;
 Ты думал: "Будет мне тепло,
     Привольно тут".
 И что же? плуг мой нанесло
     На твой приют.
 That wee bit heap o' leaves an' stibble,
 Has cost thee mony a weary nibble!
 Now thou's turn'd out, for a' thy trouble,
     But house or hald,
 To thole the winter's sleety dribble,
     An' cranreuch cauld!
 А скольких стоило хлопот
 Сложить из дерна этот свод!
 Пропало все - и труд и кров;
     Нигде вокруг
 Приюта нет от холодов,
     От белых вьюг.
 But, Mousie, thou art no thy lane,
 In proving foresight may be vain;
 The best-laid schemes o' mice an 'men
     Gang aft agley,
 An'lea'e us nought but grief an' pain,
     For promis'd joy!
 Но не с тобой одним, зверек,
 Такие шутки шутит рок!
 Неверен здесь ничей расчет:
     Спокойно ждем
 Мы счастья, а судьба несет
     Невзгоду в дом.
 Still thou art blest, compar'd wi' me
 The present only toucheth thee:
 But, Och! I backward cast my e'e.
     On prospects drear!
 An' forward, tho' I canna see,
     I guess an' fear!
 И доля горестней моя:
 Вся в настоящем жизнь твоя;
 А мне и в прошлом вспоминать
     Ряд темных лет
 И с содроганьем ожидать
     Грядущих бед!
Переводчик: 
Михайлов Михаил Ларионович

Поиск по сайту