Navigation

Яндекс.Метрика

To Mrs. Scott

Ответ на письмо

Robert Burns


Роберт Бёрнс

В переводе Маршака Самуила Яковлевича

Robert Burns - Роберт Бёрнс
25 января 1759 – 21 июля 1796

Epistle To Mrs. Scott
Gudewife of Wauchope—House, Roxburghshire (1787)
Ответ на письмо

Guidwife,

Сударыня,

 I mind it weel in early date,
 When I was beardless, young and blate,
     An’ first could thresh the barn;
 Or hand a yokin at the pleugh;
 An’ tho’ forfoughten sair enough,
     Yet unco proud to learn:
 When first amang the yellow corn
     A man I reckon’d was,
 An’ wi’ the lave ilk merry morn
     Could rank my rig and lass,
        Still shearing, and clearing,
           The tither stooked raw,
        Wi’ claivers, an’ haivers,
           Wearing the day awa.
 Как этот год от нас далек,
 Когда, безусый паренек,
 Я молотить ходил на ток,
 Пахал впервые поле
 И хоть порой бывал без ног,
 Но рад был этой школе.

 В одном со взрослыми строю,
    Товарищ их по плугу,
 Я знал и полосу свою,
    И юную подругу,

    И шуткой,
    Прибауткой
 Под мерный звон косы
    Я скрадывал минутки
 И коротал часы.
 E’en then, a wish, I mind its pow’r,
 A wish that to my latest hour
     Shall strongly heave my breast,
 That I for poor auld Scotland’s sake
 Some usefu’ plan or beuk could make,
     Or sing a sang at least.
 The rough burr-thistle, spreading wide
     Amang the bearded bear,
 I turn’d the weeder-clips aside,
     An’ spar’d the symbol dear:
        No nation, no station,
           My envy e’er could raise,
        A Scot still, but blot still,
           I knew nae higher praise.
 Одной мечтой с тех пор я жил:
 Служить стране по мере сил
    (Пускай они и слабы!),
 Народу пользу принести -
 Ну, что-нибудь изобрести
    Иль песню спеть хотя бы!

 Я при уборке ячменя
    Щадил татарник в поле.
 Он был эмблемой для меня
    Шотландской древней воли.

    Пусть родом,
    Доходом
 Гордится знатный лорд, -
    Шотландской
    Крестьянской
 Породой был я горд.
 But still the elements o’ sang
 In formless jumble, right an’ wrang,
     Wild floated in my brain;
 ’Till on that har’st I said before,
 My partner in the merry core,
     She rous’d the forming strain:
 I see her yet, the sonsie quean,
     That lighted up her jingle,
 Her witching smile, her pauky een
     That gart my heart-strings tingle:
        I fired, inspired,
           At every kindling keek,
        But bashing and dashing
           I feared aye to speak.
 Я был юнцом, но и тогда
 Обрывки строк в часы труда
    Твердил я непрестанно,
 Пока подруга юных дней
 Не придала строфе моей
    И склад и лад нежданный.

 Не позабыл я до сих пор
    Моей подруги юной,
 Чей звонкий смех и быстрый взор
    Тревожил в сердце струны.

    Краснея,
    Не смея
 Поднять влюбленный взгляд,
    Срезал я,
    Вязал я
 Колосьев спелых ряд.
 Health to the sex, ilk guid chiel says,
 Wi’ merry dance in winter days,
     An’ we to share in common:
 The gust o’ joy, the balm of woe,
 The saul o’ life, the heaven below,
     Is rapture-giving woman.
 Ye surly sumphs, who hate the name,
     Be mindfu’ o’ your mither:
 She, honest woman, may think shame
     That ye’re connected with her.
        Ye’re wae men, ye’re nae men
           That slight the lovely dears;
        To shame ye, disclaim ye,
           Ilk honest birkie swears.
 Да здравствует стыдливый пол!
 Когда мороз ревнивый зол,
    Обняв подругу в танце,
 Мы забываем боль невзгод,
 Нам сердце жаром обдает
    Огонь ее румянца.

 Любви не знавший дуралей
    Достоин сожаленья.
 Во взоре матери своей
    Увидит он презренье.

    Укором,
    Позором
 Мы заклеймим того,
    Кто не любил
    В расцвете сил
 На свете никого!
 For you, no bred to barn and byre,
 Wha sweetly tune the Scottish lyre,
     Thanks to you for your line:
 The marled plaid ye kindly spare,
 By me should gratefully be ware;
     ’Twad please me to the nine.
 I’d be mair vauntie o’ my hap,
     Douce hingin’ owre my curple
 Than ony ermine ever lap,
     Or proud imperial purple.
        Fareweel then, lang heel then,
           An’ plenty be your fa’;
        May losses and crosses
           Ne’er at your hallan ca’.
 Пусть вы, сударыня, росли
 Под кровом дедовским - вдали
    От наших изб крестьянских,
 Вам незнаком амбар и хлев,
 Зато вам по сердцу напев
    Старинных лир шотландских.

 Спасибо вам за ваш привет.
    Горжусь таким союзом.
 Благодарю за пестрый плед.
    Я в нем приятней музам.

 Простой наряд страны моей,
    Он для меня дороже
 Всех горностаев королей
    И бархата вельможи.

    Прощайте!
    Не знайте
 Ни горя, ни потерь.
    Пусть ссоры,
    Раздоры
 Минуют вашу дверь!
Переводчик: 
Маршак Самуил Яковлевич

Поиск по сайту